Стенограмма выступления Путина на заседании Совета по культуре и искусству

Президент провел в режиме видеоконференции заседание Совета по культуре и искусству

В.Путин: Добрый день, уважаемые коллеги, друзья! Здравствуйте!

Прежде всего хотел бы ещё раз поблагодарить деятелей культуры за огромную духовную, моральную поддержку граждан России в сегодняшнее непростое для всех нас время.

Невзирая на все сложности, вынужденные ограничения, с которыми из-за эпидемии столкнулись наши музеи, театры, кинематограф, библиотеки, вы активно работали, предлагали совершенно новые творческие форматы, своим искусством, талантом создавали и создаёте в обществе атмосферу единения, укрепляете уверенность, что, несмотря ни на что, всё наладится, жизнь продолжается.

Сегодня обязательно поговорим о тех проблемах, с которыми сталкивается сфера культуры, обсудим и оперативные, неотложные меры поддержки отрасли, и стратегические, долгосрочные шаги, направленные на её устойчивое развитие в будущем.

Ещё один важный вопрос, требующий внимания и участия профессионального сообщества, – законодательное раскрытие новых норм Конституции, связанных прежде всего с вопросами культуры и просвещения.

Члены Совета, деятели культуры приняли в обсуждении конституционных поправок самое активное участие и, уверен, с готовностью присоединятся к парламентариям, которые уже работают над соответствующими законопроектами.

В том числе чёткое юридическое оформление должны получить такие понятия, как обязанность государства беречь, поддерживать и развивать культуру и самобытность народов России, помогать соотечественникам, проживающим за рубежом, сохранять общую культурную идентичность.

И конечно, одна из важнейших задач государства – это сбережение уникального наследия нашей страны.

Здесь обращаю особое внимание Правительства, Министерства культуры, регионов на ранее данное поручение обеспечить строгий учёт, паспортизацию и охрану памятников истории и культуры. Это поручение должно быть исполнено в полном объёме. Надо посмотреть, какие здесь необходимо задействовать дополнительные резервы.

Не менее важно урегулировать проблемы, которые возникли в результате передачи большей части полномочий в сфере сохранения объектов наследия в регионы Российской Федерации.

Очевидно, что на местах, к сожалению, не всегда есть возможность обеспечить достойное содержание памятников истории и культуры, а значит, нужна, наверное, и корректировка соответствующих законодательных норм. Это также касается и регулирования вопросов по организации надзора за объектами культурного наследия.

Сейчас сохранность федеральных памятников лежит на органах надзора, которыми руководят региональные власти. И эксперты, ваши коллеги, считают, что это создаёт подчас риски и конфликт интересов. Это, наверное, так и есть. В качестве решения предлагают ввести государственный контроль за качеством содержания объектов, находящихся на балансе разных ведомств и в разных формах собственности.

Также неоднократно отмечались проблемы, возникающие в ходе хозяйственных работ на существующих и выявляемых объектах культурного наследия. Речь в том числе идёт о трудностях с надлежащей организацией археологических исследований, прежде всего, конечно, на площадках крупных инфраструктурных проектов, а также о кадровом обеспечении реставрационной деятельности, сферы историко-культурной экспертизы.

В сфере подготовки таких уникальных специалистов у нас всегда были богатые традиции, есть старые, знаменитые школы. Но, к сожалению, они всё меньше и меньше востребованы. Во многом это, конечно, связано с тем, что существующие правила работ на объектах культурного наследия не обязывают привлекать профильных специалистов. Жёсткого требования по этому вопросу нет. А значит, «зайти» на такие объекты может фактически любая строительная компания, просто имеющая соответствующую лицензию. Причём выдаётся эта лицензия на бессрочный период.

Всё это создаёт риски не только некачественных работ, а безвозвратной утраты ценнейших объектов нашего исторического, культурного наследия. Здесь нужны, конечно, решения, которые изменят ситуацию кардинально.

Это важно с учётом той острой дискуссии, которую вызвала в обществе передача в ведение Минстроя ряда казённых учреждений, выполняющих в сфере культуры функции заказчика работ по строительству, реставрации и реконструкции.

Обязательно сегодня об этом поговорим. Но сразу хочу подчеркнуть: создание в строительной сфере единого госзаказчика продиктовано, конечно, вы понимаете это, необходимостью повышения эффективности расходов бюджетных средств, направляемых на капитальное строительство. И добавлю, что вопросы культурного наследия в ведении строителей, конечно же, находиться не должны.

И для того, чтобы жёсткий порядок в строительной сфере стал в том числе действенным инструментом сохранения памятников истории и культуры, принципиально важно выстроить чёткое и ответственное межведомственное взаимодействие, а также в партнёрстве с профессиональными объединениями разработать адекватные требования к проведению работ на объектах культурного и исторического наследия.

Уважаемые коллеги! Предлагаю сегодня также обсудить и вопросы нематериального культурного наследия, в частности нашей уникальной, всемирно признанной системы массового музыкального образования, которое всегда играло огромную роль в гуманитарном, творческом образовании, в раскрытии талантов детей.

На оборудование для музыкальных школ и школ искусств в рамках нацпроекта «Культура» выделяется более 8 миллиардов рублей. Также поставлена задача привести в порядок здания школ, нуждающихся в ремонте.

Знаю, что коллеги предлагают зафиксировать особый статус музыкальных и художественных школ, училищ и вузов в самой системе российского образования. Конечно, было бы полезно услышать ваше мнение и по этому вопросу.

И ещё один момент. Прошу вас учесть формат нашего заседания. Выступить сегодня, к сожалению, смогут не все желающие, наверное. Хотя я сделаю всё, что от меня зависит, для того чтобы предоставить слово каждому. Есть список тех, кто готовился к выступлению, и уже есть список тех, кто хотел бы выступить после заявленных ранее выступлений. Он достаточно большой. Постараемся, чтобы выступило как можно больше коллег. Прошу вас быть предельно краткими, уважаемые друзья, выступать по сути, по существу.

Пожалуйста, Машков Владимир Львович.

В.Машков: Добрый день, уважаемый Владимир Владимирович! Добрый день, уважаемые члены Совета по культуре!

Несколько дней назад в наш театр пришёл один очень известный врач. После спектакля он зашёл за кулисы поблагодарить артистов, поздравить с премьерой. Я в свою очередь поблагодарил его за их самоотверженный труд и работу. И он высказал одну очень интересную мысль, сказал, что театр вырабатывает эмоциональный иммунитет к неприятностям. Мне кажется, нам, вместе с тем что нужно вырабатывать иммунитет к болезни, нужно выработать стойкий эмоциональный иммунитет.

Всю жизнь человек борется со страхами, вся литература и драматургия исследуют страх: страх потерять, страх не стать, страх смерти, в конце концов. Но в театре у зрителя есть возможность увидеть себя со стороны и в какой-то мере побороть свои страхи, потому что творчество всегда было местом бесстрашия. Восемь долгих месяцев мы находимся в условиях пандемии, и мне кажется, что в этот период культура доказала очень важную вещь – она обеспечивает психологическую устойчивость людей в это непростое время.

Я вспомнил, весной вся творческая жизнь перешла в онлайн-формат, в интернет, и в апреле уже здесь, в Большом театре, прошёл потрясающе эмоциональный концерт в поддержку врачей «Мы вместе». Также в онлайн-формате прошёл «Бессмертный полк», который длился 19 дней и 22 часа, его посмотрели более 10 миллионов человек. А какой потрясающий проект «Дорога на Ялту», в котором приняли участие артисты из 37 государств?! И они пели песни нашей Победы на своих языках. Вы знаете, тысячи творческих людей поддерживали связь со своими зрителями.

Культура, как и вся страна, столкнулась с трудностями, но мы никто не сдались и не собираемся сдаваться. При первой же возможности мы приступили к репетициям, с воодушевлением встретились со зрителями. И Вы знаете, даже сейчас, когда разрешённое количество зрителей – 50 процентов, своими искренними эмоциями зрители заполняют эту пустоту и дают нам понимание, что они нас чувствуют и нас любят.

За свою историю наш народ прошёл много испытаний. Мне кажется, мы должны помнить, что мы – страна победителей, как бы долго мы к этой победе ни шли.

Я желаю всем здоровья, стойкого эмоционального иммунитета и вдохновения.

Спасибо большое за внимание.

В.Путин: Спасибо Вам.

Владимир Львович, Вы упомянули об акции, которая прошла, – «Мы вместе». Я ещё раз хочу к этому вернуться и хочу вас всех, всех участников этого мероприятия, поблагодарить. Такие события крайне важны для людей, что вам говорить, вы и сами всё прекрасно понимаете. Если люди сидят взаперти, или сидели взаперти и на работу не ходили, конечно, нужно было почувствовать, что есть свет в конце туннеля. Такие мероприятия зажигают эту свечу надежды. Совершенно очевидная вещь.

Вы упомянули о том, что заполняемость на 50 процентов. Я думаю, что коллеги с пониманием к этому относятся, нам нужно сделать так, чтобы не закрыться совсем. Вы посмотрите, что в некоторых странах сейчас происходит: в Испании ввели какие жёсткие ограничения – до мая. Поэтому я помню свои дискуссии с вашими коллегами, и мы будем делать всё для того, чтобы учреждения культуры работали.

Спасибо большое.

В.Машков: Спасибо.

В.Путин: Владимир Георгиевич, пожалуйста.

В.Урин: Добрый день, уважаемый Владимир Владимирович! Добрый день, уважаемые члены Совета!

Я продолжу тему, которую начал Владимир Львович. Действительно, Владимир Владимирович, многие наши коллеги сегодня на Западе вообще не работают. Предположим, «Метрополитен-опера» собирается открывать свой сезон только осенью 2021 года. Целый ряд театров закрыт. И то, что сегодня нам дана возможность работать, – это замечательно при всех сложностях.

Утро у меня началось со сводки о том, что в театре болеют на сегодняшний день 124 человека, то есть это три с лишним процента от работающих в Большом театре. Это большое количество людей, причём людей разных профессий: артистов, технических цехов и так далее. Несмотря на это, за всё время с начала сезона, а мы открылись 5 сентября, мы отменили всего-навсего один спектакль из-за болезни артиста. Все остальные спектакли состоялись, и состоялись при заполнении зрительного зала 50 процентов.

Мы за это время сыграли премьеру. Мало того, что мы сыграли премьеру, мы сыграли премьеру, в которую пригласили участвовать наших западных коллег. При всех сложностях сегодня за границей и со всеми делами они приехали и в течение августа репетировали. И мы открыли сезон новой премьерой.

Более того, совсем недавно великий Пласидо Доминго вместе со своими друзьями и коллегами дал здесь блистательный концерт. Я знаю, что затем многие из участников этого концерта были у Валерия Абисаловича Гергиева и дали концерт там. Это было потрясающим событием. В данном случае я говорю не о Большом театре, я говорю о том, что, несмотря ни на что, мы продолжаем работать.

Мы должны при этом, конечно же, понимать, и я бы хотел уже перейти от некой отчётности к проблемам, которые, как мне кажется, в связи с этим возникают. Очевидно совершенно, с моей точки зрения, мы должны понимать, что экономика театра складывается чаще всего приблизительно из разных сумм: с одной стороны – это поддержка государства очень весомая, а с другой стороны – это деньги, которые мы зарабатываем.

Мало того, что сегодня 50 процентов заполнение зала, я не призываю к тому, чтобы увеличивать этот процент, мне кажется, что сегодня, в той ситуации, которая есть, этого делать не надо. Но мы должны понимать, что, естественно, и зарабатываем мы гораздо меньше. Более того, надо понять, что, и это очевидно, даже в таком театре, как Большой, мы почувствовали определённый зрительский спад: люди боятся идти в театр.

Нет остроты проблемы, но такая опасность все равно существует. И тогда мы придумали, и снизили цену на билеты. Причем сделали это не формально, а сделали программой. В Большом театре есть такая программа, называется «Большой – молодым», когда мы продаем билеты тем, кому от 18-ти до 25-ти, и продаем их в пять-шесть раз дешевле, чем продаем всем остальным. Мы привели в наш зрительный зал молодых. Они заполнили зрительный зал, учитывая, что тем более сегодня те, кому за 65, в театр приходят редко.

Понимая, что сегодня театры теряют, очень серьезно теряют часть заработка, конечно же, необходимо продумать меры. И я в данном случае имею в виду, конечно, адресную поддержку, понимание ситуации и так далее, тем более что мы понимаем, вероятнее всего в таких условиях мы будем жить по крайней мере большую часть 2021 года. Что такая адресная поддержка понадобится – безусловно. Понятно, что в Большом театре государственная часть бюджета составляет около 60 процентов и около 40 – это то, что театр зарабатывает. Но я не про Большой театр, громадное количество театров, которые имеют достаточно серьезную часть заработка, а это заработные платы людей, это новые постановки и так далее. Думать об этих выпадающих доходах в будущем частично, я все прекрасно понимаю, знаю, что сегодня такие просьбы раздаются от всех абсолютно сфер деятельности государства, но я думаю, что все-таки необходимо.

Спасибо.

В.Путин: Спасибо.

То, что Вы сказали, абсолютно ожидаемо. Наверняка коллеги еще к этому вернутся. Естественно, мы думаем о том, что сделать дополнительно и для той сферы, работу которой мы сегодня обсуждаем.

А то, что у вас инициатива такая, – это здорово. Молодые люди все равно, думаю, не усидят, пусть лучше в театр идут. Это правда, это точно.

Спасибо.

В.Урин: Конечно.

В.Путин: Спасибо большое.

Пожалуйста, Толстой Владимир Ильич.

В.Толстой: Глубокоуважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые друзья! Здравствуйте!

Выступления моих коллег, Владимира Урина и Владимира Машкова, еще раз доказывают: в час испытаний и трудностей с особой силой проявляется наше единство, чувство взаимопомощи, готовность сообща отражать угрозы. Медики и артисты, педагоги и социальные работники – каждый на своем месте делают все, чтобы нынешние трудности были преодолены с наименьшими потерями. И в такой ситуации, конечно, поддержка Президента, поддержка Правительства воспринимается с особой благодарностью, позволяет избегать развития событий по негативному сценарию. Тем не менее проблемы есть, и было бы неправильно о них умалчивать.

Как уже сказали мои коллеги, да мы все это понимаем, и анализ текущей ситуации в мире, и прогнозы нашего Роспотребнадзора свидетельствуют о том, что относительная стабильность в работе наших театров, музеев, цирков, в концертной деятельности, кинопоказе, дай бог, может восстановиться лишь к середине следующего, 2021 года, а к полноценной жизни удастся вернуться, боюсь, и еще позже.

Такой длительный период вынужденной приостановки и даже ограничения деятельности без дополнительных мер поддержки не смогут безболезненно выдержать ни наши государственные учреждения, что мы сейчас слышали, ни тем более негосударственный сектор творческих индустрий.

Для государственных и муниципальных учреждений культуры проблема, конечно, прежде всего связана с резким сокращением числа зрителей и посетителей. Именно здесь сформировались внебюджетные доходы этих организаций, за счет которых финансировалась значительная часть заработной платы, ряд затрат на обеспечение жизнедеятельности учреждений.

За время полного карантина даже наши самые крупные театры, и Большой театр этому конкретный пример, и музеи исчерпали все накопленные ранее внебюджетные ресурсы. Субсидия из бюджета на 2020 год заведомо не покрыла всех необходимых расходов. В текущем году для федеральных учреждений культуры выход найден: их государственные задания сокращены без уменьшения выделения субсидий, а также отложена уплата сбора по налогу на прибыль организаций. Однако на региональном и муниципальном уровнях такие решения приняты не везде, и во многих регионах ситуация действительно близка к критической. Необходимо продлить действие этих мер как минимум на девять месяцев 2021 года и по возможности распространить их на территорию всей страны, всех регионов.

А для отдельных, совсем уж несвязанных с оказанием услуг, фундаментальных сфер, таких как сохранение наследия, изучение и представление музейного, библиотечного, архивного фондов, самого процесса создания произведений искусства и культуры необходимо выработать такие формы государственной поддержки, чтобы они в принципе не зависели от доходов от платной деятельности. Такая практика уже была в период 2010–2012 годов, возможно, стоит вернуться и посмотреть повнимательнее, как это тогда происходило.

В негосударственной сфере ситуация также вызывает обоснованную тревогу. Рынок кинопоказа, наши кинотеатры, признаемся прямо, рухнул просто. Короткая передышка была в сентябре, когда относительно успешно выступил в прокате фильм «Стрельцов», была пара успешных голливудских релизов, но уже в октябре, к сожалению, все это сменилось резким снижением посещаемости кинотеатров и, разумеется, доходов. Уже сегодня ясно, что по итогам 2020 года доходы кинотеатральной сети сократятся на 60 процентов, в денежном выражении это примерно 35 миллиардов рублей.

Постепенно накапливается задолженность по выплатам производителям фильмов. После весеннего карантина не открылись 15 процентов кинотеатров. К концу нынешнего года эти потери могут составить уже 40 процентов. Таким образом, утрата почти половины сети кинопоказа сделает в свою очередь нерентабельным отечественное кинопроизводство, прокат российских картин не сможет окупить расходы на производство при столь сократившемся количестве экранов. Это особенно обидно, потому что могут пропасть вхолостую огромные и в целом, на мой взгляд, очень успешные усилия по возрождению нашего кинематографа за последние десять лет. Мы достигли результата: 30 процентов стала доля российского кино в 2019 году и на начало 2020-го. Хотелось бы, конечно, это сохранить.

Я хочу очень поблагодарить и Министерство культуры, и Министерство финансов, и лично Дмитрия Николаевича Чернышенко. Сейчас вырабатывается механизм поддержки всей цепочки нашей киноиндустрии, но важно и в дальнейшем держать ситуацию под контролем и анализировать риски, которые, безусловно, есть.

Похожая ситуация сложилась и на рынке театрально-концертных мероприятий, объем которого примерно равен рынку кинотеатрального показа. Общий объем – порядка 45–50 миллиардов рублей в год. В этом секторе, по свидетельству его участников, возобновление деятельности возможно только после полной отмены ограничений на заполняемость залов, поскольку рентабельность мероприятия начинается от 75–80 процентов заполняемости. Но до этих времен неизвестно, когда мы доживем, видимо, тоже какие-то формы поддержки должны быть.

Очевидные трудности испытывает книжная торговля, снижение спроса продолжается. У нас на всю страну осталось около 2 тысяч книжных магазинов. Это, конечно, очень мало для такой читающей страны, как Россия. Невозможность для магазинов принимать новые издания влечет за собой сокращение объемов издания книг нарастающей потерей для издательств.

Хотелось бы обратить внимание и на наш цирк. Артисты циркового жанра, особенно номеров с животными, оказались практически без зарплаты, они застряли в тех городах, где их застиг конвейер, и вместе с животными находятся там, иногда даже на кормление животных деньги найти очень сложно. Знаю, что сейчас Министерство культуры и Аппарат Правительства решают эту проблему, возможно, и к Вам обратимся за помощью, может быть, из резервного фонда Президента можно будет как-то… Животные уж точно не виноваты, и их надо кормить.

Ситуацию не хочется драматизировать, и краски сгущать нет необходимости, это спокойная констатация фактов, объективный анализ и взвешенный прогноз рисков. Абсолютно убежден, что совместными усилиями Правительства, Министерства культуры, соответствующих подразделений Администрации найдем вместе верные и действенные решения.

Сейчас, готовясь к заседанию нашего Совета, мы не раз встречались, тщательно проанализировали возникшие проблемы, подготовили ряд предложений по мерам дополнительной поддержки отдельных видов культурной деятельности, именно тех, кто наиболее уязвим в период борьбы с пандемией. Подготовили проект перечня поручений, будем отрабатывать его, и по итогам нашего заседания, надеемся очень, что Вы поддержите наши инициативы.

Культура сегодня, бесспорно, важнейший элемент самочувствия общества, определяющий его духовное здоровье, ничуть не менее значимое, чем здоровье физическое.

Спасибо большое.

В.Путин: Владимир Ильич, Вы набросали много всяких соображений. Я остановлюсь коротко на некоторых.

По поводу поддержки предприятий проката, проката фильмов. Можно, так же как в других сферах, поддержать именно те предприятия и в том объеме, которые прокатывают именно российские фильмы.

В.Толстой: Безусловно, именно об этом идет речь.

В.Путин: Хорошо.

Что касается цирка, то я услышал, обязательно обратим на это внимание. Животные, конечно, не виноваты. А летучие мыши тоже ни в чем не виноваты? Ладно, шучу.

Вы как никто другой можете все это систематизировать и соответствующую записку мне подготовьте, пожалуйста.

В.Толстой: Обязательно, Владимир Владимирович.

В.Путин: Мы обязательно с Правительством подумаем о дополнительных мерах и о возможном продлении льготного периода по тем мерам, которые функционируют, которые есть, и о распространении ряда из них на субъекты Российской Федерации.

Надо все просто взвесить, посмотреть. Бюджет практически уже сверстан, тем не менее я понимаю, вопросы очень важные и наверняка еще будут звучать подобного рода. Пожалуйста, подготовьте соответствующую записку.

Спасибо большое.

В.Толстой: Спасибо большое.

В.Путин: Пожалуйста, Михаил Борисович.

М.Пиотровский: Владимир Владимирович! Дорогие коллеги!

Конституционная поправка, которую внесли члены этого Совета, констатирует уникальное значение отечественной культуры и обязанность государства ее поддерживать и защищать, она работает, уже сработала. По существу, финансовая компенсация, которую Правительство выделило учреждениям культуры в связи с потерей доходов, была исполнением этой конституционной обязанности Правительства. И мы надеемся, что дальше будет идти так же.

Поправка эта, по своей сути, является естественной, она проистекает из тех документов, которые мы здесь делали, создавали в этом Совете. И сейчас следующий этап – это принятие новых правил, инструкций, протоколов, которые обеспечивают осуществление этих принципов. Работает механизм «регуляторной гильотины», учреждения культуры, Союз музеев ИКОМ дали свои предложения, и Министерство культуры внесло только что в Правительство очень важные новые правила хранения музейных экспонатов. Это долгожданный документ, который защищает наши коллекции и их хранителей от всякого бюрократического волюнтаризма.

В Конституции положение культуры определено не внутри государства, это очень важный теоретический момент, не как отрасли, а наравне или выше, как цивилизационного фактора, определяющего целостность, самобытность и суверенность народа и страны. Из этого следует как минимум отказ от отраслевого подхода к законодательству о культуре, учет во всей цепи нормативных документов и практики государственных органов специфики культурной деятельности. Мы об этом не раз говорили и на наших заседаниях, но теперь у нас есть текст Основного закона. Следствием признания особого статуса культуры являются радикальные изменения подходов к деятельности государственных учреждений культуры и принципов финансирования этой деятельности. Равно как и признание поддержки государством художественного творчества как обязанности государства, а не как проявления его доброй воли.

К сожалению, понятно, что эти позиции у наших коллег из финансово-экономического блока находят неполное понимание. Но это очень важный пункт, и это одно из важнейших достижений нашей новой Конституции.

Конституционная норма не менее важна и для культурного наследия. Из нашей страны происходят идеи защиты этого наследия: Пакт Рериха, Декларация прав культуры Лихачева и практические дела, которые получили международное признание и утверждают принимать право народов на сохранение культурного наследия над политическими, экономическими, материальными интересами государства и частных лиц, – то, что мы делали после войны, послевоенное восстановление разрушенных памятников истории и культуры, музеев, театров, библиотек стало высшим проявлением такого подхода.

Уникальность нашей культуры и ее традиций может в очередной раз послужить и всему миру, который вообще-то на нас очень внимательно смотрит. Перед лицом овладевшей миром новой пандемии – пандемии войн памяти, войн с памятью, войн памятников, войн с памятниками – мы можем предложить свой поучительный опыт, многократный, многосторонний: уничтожение исторической памяти, ее возрождение и покаяние за уничтожение. Наша реакция на то, что происходит сейчас в Америке, в Европе и на Востоке, может быть такой: мы это уже проходили, посмотрите на наш опыт. И на наш опыт, и то, что мы делаем сейчас в этой сфере, все смотрят очень внимательно, так же как все очень внимательно смотрят на то, как мы остановим культурный геноцид на Южном Кавказе.

У нас очень большой опыт, и я рад, что то, что мы говорим, вообще-то слышат. Я рад, что нас услышали в вопросе строительства, связанного с культурой. Правительство принимает меры по повышению эффективности расходов на капитальное строительство за счет бюджетных средств, переводя строительство в сфере культуры под эгиду Министерства строительства. Мы об этом говорили тоже на наших советах, помните, я в Калининграде как-то про это говорил. Это замечательное, это правильное решение.

Но мы не можем допустить уже начинающегося уничтожения уникальной отечественной школы научной реставрации, прекрасной системы подготовки кадров реставрации. Для этого нужно повысить возможности Министерства культуры по контролю, Вы про это уже сказали, за качеством, а не за расходом материалов, рыночными ценами, нерыночнымы и так далее.

Нужно в каком-то виде, наверное, восстановить Росохранкультуру, может быть, в составе Министерства культуры, возродить упраздненные полномочия сохранившихся еще реставрационных институций. У них были большие полномочия, сейчас меньше.

Схема очень простая: стройка и реконструкция – Министерство строительства, реконструкция с реставрацией – надзор Министерства культуры, реставрация и госохрана – Министерство культуры. Вот простая схема, тогда она может работать.

Я думаю, что, когда мы говорим о памятниках культуры, нам нужно еще не забывать о сбережении ландшафтно-культурных зон, таких как, например, Южный берег Крыма.

По поводу Южного берега. Фонд имени Дмитрия Сергеевича Лихачева представил проект, который прошел серию положительных общественных и профессиональных обсуждений. Я просил бы Вас включить этот проект в процесс туристического проектирования Крымского полуострова, который сейчас начат по Вашему поручению. Очень большой проект, там могло бы быть и это место.

В общем, культура показала и показывает, что она является надежным конкурентным преимуществом России и заслуживает защиты государства, причем всякая культура, в том числе и актуальное искусство, которое в последнее время снова стало вызывать почему-то у части публики не очень обоснованную ненависть. Всякая культура хороша.

Спасибо.

В.Путин: Спасибо Вам.

Михаил Борисович, я видел, что Вы активно работали в рамках подготовки поправок Конституции. Конечно, если уж мы внесли определенные изменения, то это должно работать в практическом плане. Я не случайно просил вас всех, уважаемые коллеги, подключиться к той работе, которую проводят депутаты Государственной Думы по имплементации норм Основного закона в текущее законодательство, в законы, которые регулируют конкретную нашу деятельность по различным направлениям и отраслям. И в культуре, конечно, то же самое нужно сделать.

Совершенно конкретные вопросы сейчас прозвучали по возрождению Росохранкультуры, точно совершенно надо подумать. Мы все время боремся за сокращение аппарата и против раздувания каких-то бюрократических структур. Но если уж Минстрой вобрал в себя все функции строительства, в том числе и в сфере культуры, то конечно, без всякого сомнения, контроль за этим должна осуществлять профильная организация. Над этим точно мы подумаем. Только, конечно, нужно так, чтобы (вы тоже это знаете) эта бюрократическая структура не была препятствием на пути реализации любого проекта, который связан со строительством в области культуры. Я сейчас не хочу никого ни в чем подозревать или ругать, но вы догадываетесь, что я имею в виду.

Тем не менее предложение, на мой взгляд, абсолютно правильное, и обязательно над этим подумаем. Это касается всех сфер деятельности, которые Вы сейчас затронули, в том числе и природные заповедники, и все, что с этим связано, включая и Южный берег Крыма.

Спасибо большое.

Пожалуйста, Ямпольская Елена Александровна.

Е.Ямпольская: Уважаемый Владимир Владимирович! Дорогие коллеги!

Считаю, что летом нынешнего года мы все проделали чрезвычайно важную работу, попытавшись ответить себе на вопросы: кто мы, какие мы, чем мы гордимся в прошлом, чего ждем от будущего, и от чего не готовы отказаться ни за какие коврижки? Имею в виду изменения в Конституцию, принятые абсолютным большинством голосов. Каждая поправка – конкретный ответ. На все эти вопросы эти изменения дают ответы.

Наши коллеги (Михаил Борисович, Александр Александрович, Денис Леонидович Мацуев) стали инициаторами и авторами замечательной поправки, особенно важной для всех сегодня здесь собравшихся: «Культура в Российской Федерации является уникальным наследием ее многонационального народа, культура поддерживается и охраняется государством». Такую декларацию прав культуры в Основном законе страны действительно невозможно переоценить. Абсолютно согласна с коллегами и, конечно, с Вами, Владимир Владимирович, в том, что отныне с этого краеугольного камня должно начинаться возведение всех законодательных норм, так или иначе касающихся нашей культурной сферы.

Культура, как и образование, работает на отложенный результат, но этот задел на будущее важнее сиюминутной статистики. Конечно, имеет значение, сколько зрителей посмотрели фильм или спектакль, но существенно важнее, стали ли они после этого лучше или хуже.

Еще на совещании с членами Правительства 1 апреля нынешнего года Вы, Владимир Владимирович, обозначили главными задачами в сфере культуры в период пандемии обеспечение расходов учреждений культуры на заработную плату, безопасность и коммунальные услуги. Сегодня коллеги говорили уже об этом, и не буду подробно в это вникать, в то, что бюджетные средства, выделяемые в качестве субсидии на исполнение госзадания, покрывают эти необходимые статьи расходов далеко не в полном объеме.

* * *

В.Путин: Спасибо большое. Чувствуется, что Вы, конечно, через это проходите, всё это через себя пропускаете, все эти проблемы – не только Ваши личные и не только Вашего коллектива. Я так понял, что Вас беспокоит будущее частных театров и не только театров, но и тех людей, которые, собственно, составляют саму суть театральной деятельности – творческих работников самых разных направлений. Я это пометил. Мы обязательно пообсуждаем это с коллегами из Правительства, посмотрим, что можно сделать дополнительно к тем мерам, которые уже принимаются для поддержки.

А в целом я хотел извиниться перед теми, кто не смог выступить. У меня вот мероприятие следующее уже намечается протокольное. Хочу вас всех поблагодарить не только за сегодняшнее участие в нашем мероприятии, в нашем совещании, но и за то, что вы делаете в очень сложных условиях. Насколько они сложны – мы сейчас только увидели в тех выступлениях, которые прозвучали. Но и, кстати говоря, в последнем, может быть, наиболее доходчиво.

Хочу выразить надежду на то, что несмотря ни на какие сложности, мы все вместе, объединяя усилия, будем двигаться, будем двигаться дальше, сохраним то, чем мы всегда гордились, и в области театрального дела, и в области музыкального искусства, образования, подготовки кадров, поможем в проведении крупных международных мероприятий и сделаем это всё на очень высоком, достойном России уровне.

Большое вам всем спасибо. Благодарю вас.

RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!