Стенограмма посещения Путиным Череповецкого химико-технологического колледжа

В рамках посещения Череповецкого химико-технологического колледжа Владимир Путин провёл встречу с представителями общественности

В.Путин: Уважаемые коллеги, друзья! Добрый день!

Елена Олеговна сейчас рассказывала, как устроена жизнь и организация учебного процесса здесь, в колледже.

Вообще наша сегодняшняя встреча и приезд мой сюда связан с тем, что мы в ближайшее время намерены провести совместную встречу (и Госсовет, и Совет при Президенте по науке и образованию), для того чтобы определить точку, где мы находимся, ещё раз поговорить о приоритетах, методах, способах развития образования, приближении всей этой сферы к требованиям практики, жизни.

Честно говоря, для себя даже услышал сегодня нечто новое и весьма, на мой взгляд, интересное, перспективное. Гибкая система такая, связывающая школу, колледж, высшее учебное заведение, производство.

И наша встреча сейчас посвящена только одному – я прошу придерживаться этой канвы, – это не просто вопросы и ответы, хотя, если я смогу, я с удовольствием отвечу на те вопросы, которые у вас есть, но мне бы, честно говоря, хотелось поговорить с вами как с представителями научного образовательного сообщества, с тем чтобы учесть это в подготовке тех документов, которые будут подготовлены в результате проведения мероприятия, о котором я сказал, – Госсовет и Совет по науке при Президенте.

Это всё вступительное слово. Давайте начнём!

Прошу Вас.

А.Немых: Добрый день, Владимир Владимирович!

Немых Анна Александровна, преподаватель Политехнического колледжа, город Магнитогорск.

Я являюсь тренером национальной сборной WorldSkills по компетенции «мехатроника» и с 2016 года по программе Академии WorldSkills Россия обучаю преподавателей и мастеров производственного обучения по данному направлению.

Мехатроника – это совершенно новая специальность для СПО, и первый выпуск будет осуществлён только в следующем году. Выпуск-то будет в следующем году, а некоторые проблемы обнаружились уже сейчас, причём это касается не только мехатроники, но и всего профобразования в целом.

Работодатель хочет видеть прежде всего практические, профессиональные навыки в выпускниках, а носителями этих навыков всегда являлись мастера производственного обучения. Именно мастер, владеющий своей профессией на должном уровне, способен научить мастерству студентов. А как их научить, когда количество часов на учебные практики, где и формируются профессиональные навыки, существенно снизилось, число мастеров уменьшилось, а их функционал поменялся?

Сегодня они вынуждены исполнять роль кураторов, координаторов учебных групп при выходе их на производственную практику. Хотя ни в коем случае нельзя отрицать важнейшую роль взаимодействия между учебным заведением и работодателем, а сами мастера сегодня, по сути, – это люди, которые сохранились ещё со времён училищ.

Молодёжь на эту должность идёт неохотно, и в принципе их можно понять, ведь сегодня мастеров на фоне преподавателей недооценивают, а технологии не стоят на месте. Мастер должен развиваться, идти в ногу со временем в той области, в которой он готовит студентов.

В связи с этим мы видим острую необходимость в возрождении института мастеров-наставников в структуре СПО. Необходимо способствовать их развитию, оценивать их квалификацию прежде всего сквозь призму владения современными профессиональными навыками.

Я не понаслышке знаю, что такое мастер-профессионал. Вместе со мной работает мой воспитанник, участник чемпионата мира в Абу-Даби, серебряный призёр EuroSkills в Будапеште, он является носителем уникальных навыков и технологий. Передавая их студентам, делает и их уникальными мастерами и специалистами своего дела.

Но главная его мотивация – это участие в движении WorldSkills, где он сейчас принимает участие в роли эксперта, тренера, а ведь не все мастера имеют такую мотивацию. Знаете, у нас, мехатроников, есть девиз: «Заставь это работать». Мы уже заставили это работать в масштабах чемпионатного движения, так давайте заставим это работать и в масштабах всего профессионального образования нашей страны.

В.Путин: Садитесь, пожалуйста, и вообще лучше сидя.

Во-первых, речь наверняка должна идти об уровне заработной платы, доходов.

А.Немых: О стимулирующих выплатах прежде всего.

В.Путин: Да, и о стимулирующих выплатах, наверное. Это вопрос, который требует дополнительного изучения.

Что касается уровня заработной платы, то он должен расти так же, как и уровень заработной платы преподавателей. Видимо, существует стартовая разница. Поэтому нужно к этому обязательно вернуться, для себя точно помечу это, пообсуждаем с коллегами.

Здесь, на мой взгляд, два возможных пути, решения. Первое – это определить другой уровень оплаты труда. И второе, как здесь мы сейчас видели, – приглашать специалистов с производств, напрямую. И «ФосАгро» это делает, и «Северсталь» это делает. Но это здесь, где есть крупные предприятия, но они есть не везде, это правда, поэтому нужен общий подход, и обязательно на это внимательно посмотрим.

А то, что Вы правы, здесь у меня сомнений никаких нет, потому что не только при наличии хорошего преподавателя и педагога можно сделать классного специалиста, но и при наличии таких мастеров, о которых Вы сказали. По-другому сделать будет невозможно, добиться результата. Поэтому на это нужно обратить повышенное внимание. Сделаем это обязательно, посмотрим.

А.Немых: Спасибо.

В.Путин: Спасибо Вам, успехов на соревнованиях.

Пожалуйста, прошу Вас.

Г.Узунов: Уважаемый Владимир Владимирович, добрый день!

Меня зовут Глеб Узунов, ОНФ, заместитель директора по развитию Национального исследовательского технологического университета МИСиС.

Сейчас большое внимание уделяется направлению цифровизации университетов. В НИТУ МИСиС с 2012 года реализуется единая цифровая экосреда, направленная на максимально эффективное использование времени студентов и сотрудников.

Мы создали «студенческий офис». Это «единое окно» по аналогу МФЦ, которое объединяет более 20 онлайн-ресурсов для студентов, которые им необходимы в процессе обучения.

Благодаря такой цифровой платформе студент может онлайн заказать и получить абсолютно любую справку или выписку, получить консультацию по общежитию, по социальным вопросам либо же справку о своей стипендии.

Более 22 тысяч студентов, которые обучаются в нашем университете, в том числе из 85 стран мира, получили доступ к этому сервису, который максимально способствует повышению комфортности образовательной среды и внеучебной деятельности.

Владимир Владимирович, как Вы относитесь к тому, чтобы изучить накопленный опыт нашего университета и постараться масштабировать его в другие вузы Российской Федерации, чтобы оптимизировать процессы предоставления сервисов для студентов?

В.Путин: Абсолютно позитивно отношусь. Думаю, что обязательно все положительные практики нужно распространять на всю страну. МИСиС – один из лидеров у нас по очень многим направлениям, с чем я Вас и поздравляю.

Система «единого окна» зарекомендовала себя во многих сферах и действует хорошо, эффективно действует. Ваш пример это подтверждает. Поэтому нужно внимательнее будет посмотреть.

Т.Голикова: В нацпроекте это уже есть.

В.Путин: Вот Татьяна Алексеевна подсказывает: в нацпроекте у нас тоже есть развитие таких сервисов и масштабирование. Ведь не только должна расти, условно, генерация электронных возможностей, но и связи между собой должны расти. Поэтому это всё будем делать. Обязательно посмотрим и учтём ваш конкретный опыт.

Г.Узунов: Спасибо большое.

В.Путин: Вам спасибо за идею.

Пожалуйста.

Ю.Белушкина: Добрый день!

В.Путин: Здравствуйте.

Ю.Белушкина: Белушкина Юлия, Череповецкий лесомеханический техникум.

Сейчас очень много говорят о новых современных профессиях, это у всех на слуху, о профессиях будущего. Вы в своём Послании уже упоминали о том, что и высшая школа должна очень быстро, динамично реагировать на те изменения, которые происходят на рынке труда.

Научно-технический прогресс – это уже не просто красивая фраза: мы в этом живём, и сейчас появляется новое техническое оборудование, новые программы, которые заменяют труд человека и ведут к тому, что в скором времени очень многое будет автоматизировано.

Тем не менее в наши учебные заведения зачастую набирают ещё на те профессии, которые в скором времени уже будут не востребованы. Мы можем обречь ребят на безработицу, молодых специалистов, получается.

Как Вы считаете, может быть, создать некий центр, который будет называться центром компетенций, отслеживающий все изменения на рынке труда? Этот центр прогнозировал бы изменения и обоснованно рекомендовал новые профессии, которые будут востребованы в будущем. При этом он должен очень тесно сотрудничать с системой образования, чтобы они в совокупности в системе работали.

У нас есть уже топ-50 профессий, но хотелось бы, чтоб эти 50 профессий всё время были актуализированы, чтобы они были динамичны, всё время отслеживались те профессии, которые будут востребованы в будущем, в том числе и в профобразовании, чтобы мы могли идти в ногу со временем.

В.Путин: Вы правы абсолютно. Мы говорим о новом технологическом укладе. Изменения происходят чрезвычайно быстро: не успеешь глазом моргнуть, что называется, уже новые возможности появляются, а эти новые возможности требуют новых специалистов, и этот темп будет только нарастать. Поэтому, безусловно, этим нужно заниматься, мы этим будем заниматься.

Что касается некоего центра, где отслеживались бы наиболее перспективные и востребованные для рынка труда профессии, то мы, по-моему, уже приняли такое решение: должна быть создана структура, которая отслеживала бы это, при Правительстве, и которая бы занималась именно решением вопроса, который Вы сейчас затронули.

Это связано было с тем, что совсем недавно мы проводили, смотрели, как у нас готовятся специалисты в различных отраслях, в том числе с использованием различных соревнований, WorldSkills, о котором здесь упоминалось только что. Как-то я обнаружил, что у нас нет единого центра, который этим занимается.

Совсем недавно, где-то месяца два назад или три, мы проводили такую, что называется, видеоконференцию, и я у коллег спросил: «Где центр, который у нас этим занимается?» – «Его нет». И мы тогда же приняли решение, что такой центр должен быть создан. Так что мы это будем делать.

В.Путин: Пожалуйста.

А.Малеев: Алексей Малеев, московский Физтех. Недавно удостоен Вашей премии за подготовку международных чемпионов-школьников по информатике.

Уважаемый Владимир Владимирович! Вы знаете, что наши студенты добиваются высоких результатов в точных науках. Например, с Международного чемпионата по программированию последние восемь лет кряду абсолютные победы привозят российские университеты.

В.Путин: За последние годы 14 раз. До 1999 года такого же успеха добились только программисты из США – 14 раз. С 2000 года наши – 14 раз, в Китае, по-моему, шесть, ещё кто-то – четыре, по-моему, поляки дважды.

А.Малеев: Всё верно. Мы стали в последнее время доминировать в этой сфере.

И Вы знаете, что в России будет много проходить таких международных значимых интеллектуальных соревнований в этом году, в 2020-м.

Я был лидером заявки этого чемпионата по программированию, чтобы привезти именно в нашу страну, но во многом это результаты студентов. И московские студенты, и студенты из Санкт-Петербурга, и мы помним чемпионство Саратовского университета.

В.Путин: Саратов, да.

А.Малеев: Мы Вас очень приглашаем. Фонд президентских грантов поддержал фестивали в регионах России, но хотелось бы, чтобы этот год стал некой точкой системной перезагрузки и поддержки этих талантливых ребят в области программирования.

Вы знаете, такая программа уже работает со школьниками, а ведь наши студенты – весь мир признал, что они лучшие. И это кадры, ключевой ресурс для IT-индустрии, для лидера нашей цифровой экономики России.

В.Путин: Я хочу Вас поздравить с результатами и всех наших победителей всех конкурсов, а их много на самом деле, поздравить с успехом. Надеюсь, что этот успех будет подтверждаться ежегодно достижениями на различных международных площадках.

Мы и дальше будем поддерживать все эти начинания и по линии президентских грантов, надеюсь, что будут подключаться всё больше и больше коллеги из регионов, соответствующие ведомства будут работать активно. Без всяких сомнений, это является нашим конкурентным преимуществом, это совершенно очевидно.

У нас в этом году будет много мероприятий подобного рода. И те, о которых Вы упомянули, будет ещё, по-моему, несколько мероприятий по математике международного уровня и высокого класса. Поэтому я на всех побывать не смогу, но совершенно точно постараюсь встретиться с победителями, с призёрами подобных мероприятий.

А наличие такого количества специалистов, особенно в области программирования, безусловно, является нашим конкурентным преимуществом при развитии современных отраслей производства. Нужно только обеспечить, чтобы они равномерно распределялись по территории страны, во всяком случае, там, где они наиболее востребованы. Это тоже будет одна из задач, которую мы должны будем вместе решать.

А в целом вам всего самого доброго! Успехов!

Прошу Вас.

Д.Афанасьев: Добрый день!

Дмитрий Афанасьев, ректор Череповецкого университета.

Владимир Владимирович, в своём Послании Федеральному Собранию Вы особое внимание уделили целевому обучению. Что такое целевое обучение? Это практически подготовка не к абстрактной деятельности, а, может быть, даже к конкретному рабочему месту, что требует повышенной гибкости, вариативности, индивидуализации траекторий. И сегодня все вузы ищут свой способ в своих конкретных условиях эту гибкость реализовать.

И я бы хотел обозначить проблему некой жёсткости нынешних нормативных документов, которые сдерживают на перспективу такие поиски и такую адаптацию.

Приведу пример. В сегодняшней версии федеральных государственных образовательных стандартов есть ссылки на так называемые примерные основные образовательные программы – ПООП. Так вот эти ПООПы, прости господи, мы боимся, что, попав в стандарт, они становятся фактически типовыми, железобетонными и единообразными.

Можно ли вытащить эти ПООПы из стандартов и сделать их, как закон об образовании и предусматривает, примерными рекомендациями? И тогда все вузы, которые реализуют поиски, в том числе таких гибких цепочек, как мы Вам сейчас показали, конечно, будут благодарны.

В.Путин: Эти ПООПы не нужно ниоткуда вытаскивать, потому что это и сейчас в соответствии с действующим законом носит только рекомендательный характер. Это необязательные рекомендации. Они подготовлены специалистами в целом, я считаю, высокого класса для того, чтобы просто дать ориентиры коллегам на местах, в конкретных учебных заведениях на территориях, то есть ориентиры, на что специалисты высокого класса считают нужным обратить внимание. Но никакие контрольно-надзорные проверяющие органы не имеют права, ссылаясь на эти рекомендации, требовать их точного выполнения.

Просто то, что Вы сейчас сказали, для меня неожиданно. Это просто неверно сложившаяся правоприменительная практика. Её нужно будет поменять.

Вот министр у нас сидит. Я надеюсь, он отреагирует соответствующим образом. Она должна быть поправлена.

Д.Афанасьев: Всё вузовское сообщество выдохнуло.

В.Путин: Хорошо.

Пожалуйста. Прошу Вас.

Е.Целикова: Добрый день, Владимир Владимирович!

Меня зовут Екатерина Целикова, проректор по научной работе Череповецкого государственного университета.

Владимир Владимирович, мне кажется, очень важный вопрос – это подготовка кадров для региона. На сегодняшний момент регионы, региональные университеты, – мы очень активно развиваемся, и нам необходимы молодые учёные, преподаватели, которые могли бы реализовывать цепочки, которые Вы сегодня видели, в принципе высококвалифицированные профессионалы. Мне кажется, что регионы и университеты должны иметь возможность целевым образом готовить таких людей.

Много раз вспоминалось Послание. Я бы хотела обратить внимание, что Вы говорили о том, что необходимо увеличить такую целевую подготовку в сфере здравоохранения. И мне кажется, что эта инициатива крайне важна на сегодняшний момент для аспирантуры.

Меня как человека, который, собственно, этим процессом в университете руководит, это очень волнует, потому что мне кажется, что нам необходимо рассмотреть возможность расширения практики целевой подготовки кадров высшей квалификации, и, наверное, через это можно поддержать регионы и региональные университеты в целом, для того чтобы они могли дальше развиваться.

В.Путин: Я с Вами согласен полностью.

Вы обратили, наверное, внимание, даже в Послании я сказал о том, что по некоторым направлениям, в сфере здравоохранения например, 100 процентов мы должны набирать целевым образом в ординатуры. А вообще, в целом по аспирантуре тоже к этому надо стремиться, но, может быть, не 100 процентов, потому что должны быть какие-то свободные вещи, когда люди должны заниматься отвлечённой наукой как искусством, это совершенно очевидно, иначе она не будет развиваться.

Но в целом процентное соотношение специалистов высшей квалификации, аспирантов, должно, конечно, быть больше приближено к реальным потребностям жизни и производства.

Сейчас у нас, по-моему, каждый пятый аспирант. Примерно. 20 [процентов], каждый пятый. Видите, есть 20 процентов, а не четверть. Учатся таким образом. Это процентное соотношение должно быть повышено. Согласен. Тоже об этом подумаем и поговорим в Москве.

Пожалуйста.

А.Юрченко: Добрый день, Владимир Владимирович!

Меня зовут Юрченко Андрей Васильевич. Я из Института вычислительных технологий СО РАН из Новосибирска.

Вопрос мой связан с темой науки, соответственно, и напрямую следует из Вашего задания, которое нам дали в том числе, о том, чтобы Россия вошла в пятёрку мировых научных держав. Наше глубокое убеждение, для того чтобы сделать это, нужно развивать то, что называется киберинфраструктурой, суперкомпьютерной инфраструктурой.

Вами даны поручения по этому поводу, уже в 2016 году, в частности, № 1552, насколько я помню, о повышении эффективности развития суперкомпьютерных технологий в России. Ясно, что если мы этого не сделаем, то мы не сможем достичь заданных Вами показателей.

Однако есть ещё один важный фактор, связанный с тем, что кроме межгосударственных различных конкуренций, которые, естественно, существуют, есть у нас и внутрироссийская конкуренция, в том числе за размещение таких ресурсов. Ясно, что от центра, перемещаясь к периферии, мы видим, наблюдаем спад количества таких ресурсов, в то время как они нам очень нужны.

К примеру, Сибирь – в ней производится около 15 процентов качественных научных публикаций в России, и у нас меньше двух процентов таких ресурсов. Соответственно, хочется, чтобы Ваши поручения, которые Вы давали, они учитывали эту региональную особенность, чтобы они имели межрегиональный, мультирегиональный характер, чтобы инфраструктура развивалась у нас.

С нашей точки зрения, будет правильно развить сеть достаточно мощных суперкомпьютерных центров, чтобы они размещались не только в Москве, но и в Санкт-Петербурге, в Новосибирске, в Казани, во Владивостоке. Безусловно, необходимы центры не только супермощные, но и второго уровня, как мы их называем. Они тоже должны находиться в том числе в регионах: Томск, Тюмень нуждается в таких центрах, Хабаровск, Екатеринбург. Такие центры могут стать базой, основой для создания в том числе сетей «фабрик данных».

Это такой достаточно новый термин, для того чтобы мы могли осуществить наш цифровой прорыв. И хотелось бы, чтобы эти поручения всё-таки контролировали, чтобы они стояли у Вас на контроле.

В.Путин: Мы с Вами полные единомышленники, могу сразу сказать. Меня тоже несколько, с одной стороны, даже радует, что у нас в Москве развивается всё, что должно развиваться, но огорчает, что такая суперконцентрация происходит в столице. Поэтому как раз целью моего поручения было равномерное распределение всей этой инфраструктуры по стране.

Как Вы правильно заметили, у нас предполагается такая двухуровневая система, и она прямо в программе, которая готовится или уже подготовлена, там конкретные города даже указываются, в том числе и за Уралом. И там много таких возможностей, о которых Вы сказали, их нужно поддержать технологически.

Нужно «а» – нарастить мощности и «б» – создать системы связи между этими центрами. И так равномерно распределять эти фабрики данных. Всё это в наших планах. Но, Вы точно совершенно это подметили, нужно, чтобы очень внимательно за этим контролирующие органы следили и чтобы был налажен соответствующий контроль за исполнением.

А вся система должна равномерно распределяться по территории, во всяком случае, на тех территориях возникать, где есть интеллектуальный потенциал. В Сибири, за Уралом он, конечно, есть. Обязательно на это будем обращать внимание, к этому будем стремиться.

Прошу Вас.

А.Богданов: Владимир Владимирович, спасибо.

Богданов Андрей Дмитриевич, исполнительный директор Фонда развития физтех-школ, эксперт площадки ОНФ.

Владимир Владимирович! В рамках работы нашего фонда мы занимаемся развитием школьного кластера Физтеха МФТИ и развитием образования естественно-научного, проектного по всей нашей стране. Нашим флагманским проектом является «Наука в регионы».

В рамках данного проекта мы приглашали региональные группы: 15 детей и два учителя. Учителя проходили курс повышения квалификации, писали свою собственную программу кружка, дети занимались с ведущими методистами Физтеха, тренерами международных олимпиадных сборных, студентами, аспирантами и так далее.

По окончании двухнедельных курсов группа уезжала к себе в регион, где возникала «точка роста»: кружок по физике, математике, химии, биологии, информатике, проектной деятельности. У нас через эту историю прошло около двух тысяч человек. Сейчас около двух тысяч человек занимается в этих кружках. История поддержана и Фондом президентских грантов, и различными частными фондами.

Сейчас возникает определённая потребность в тиражировании. Проект апробирован, уже существует около трёх лет. И мы бы просили у Вас поддержки с точки зрения включения этой истории в национальный проект «Образование» или сотрудничество с губернаторами областей для внедрения данной системы в образование в регионах.

В.Путин: Ещё раз скажите, Вы просто инициируете?

А.Богданов: Мы общаемся с регионами, берём там 15 детей…

В.Путин: А как вы их отбираете?

А.Богданов: Мы смотрим по метрикам тестирований, приблизительно сравниваем. Берём метрику такую, что дети приблизительно на уровне 60 баллов ЕГЭ, талантливые хорошисты и отличники.

Приглашаем их к нам на Физтех и Физтех-лицей. Обучаем в течение двух недель вместе с учителями и затем отправляем обратно в регион и сопровождаем это методическим видеопособием.

В.Путин: Это хорошая практика, надо её учесть обязательно. Спасибо за идею. Посмотрим.

Андрей Александрович, посмотрите тоже. Спасибо.

Прошу Вас.

А.Смыслова: Владимир Владимирович, меня зовут Смыслова Алёна, я руковожу проектом «Академия STEM» Череповецкого государственного университета. Проект направлен на поддержку одарённых школьников. При этом мы как раз их встраиваем в эти цепочки, когда в команде есть школьник, студент, наставник с предприятия, наставник из вуза. То есть такая достаточно интересная практика.

В силу моей деятельности я достаточно много общаюсь с талантливыми высокомотивированными школьниками и студентами. И вопрос мой лежит несколько в иной области, не в области образования. Дети становятся всё более активными, в том числе интересуются политикой и политической стабильностью.

Сейчас, когда Вы озвучили свои предложения, поправки к Конституции, активно обсуждается именно эта тема. Дети задают вопросы…

В.Путин: Какая тема?

А.Смыслова: Тема поправок к Конституции.

Дети задают нам – взрослым – определённые вопросы. Мы должны понимать, как на них вообще правильно отвечать.

Вопрос такой не лично от меня, а, скажем так, от нашей молодёжной, школьной аудитории. Сейчас будет всероссийское голосование за эти поправки к Конституции.

Все мы должны будем, собственно говоря, свою позицию обозначить. Обозначив эту позицию, тем самым мы выразим определённый вотум доверия Вам как человеку, который внёс эти поправки.

В.Путин: Надеюсь.

А.Смыслова: Да.

Имеет ли смысл проводить потом ещё выборы Президента Российской Федерации, если уже сейчас, на этом этапе, мы свою позицию обозначим? Это же затратно, да, по деньгам, потом это отнесено во времени.

Проголосовав сейчас, мы можем продлить Ваши полномочия с момента дня голосования на шесть лет и будем понимать, что у нас впереди шесть лет стабильности, шесть лет поддержки наших образовательных идей, наших проектов. Вот такой вопрос.

В.Путин: Это же школьники задают.

А.Смыслова: Да.

В.Путин: Они ещё не подросли.

А.Смыслова: Они проектируют своё будущее, и поэтому им важно понимать какие-то такие близкие периоды, что будет происходить в стране.

В.Путин: Понятно.

Смотрите: поправки, которые я предложил, на мой взгляд, продиктованы жизнью. Здесь коллеги некоторые вопросы задавали по той сфере, в которой они считают себя и являются специалистами, они чувствуют и видят, что нужно что-то сделать, для того чтобы ситуацию улучшить.

То же самое с теми поправками, которые я предложил. Просто за время моей работы в качестве Президента и Председателя Правительства для меня стало очевидным, что некоторые вещи не работают так, как должны работать. Коллега, например, просит устранить барьеры, которые, как он считает, мешают более эффективно работать, и так далее.

Например, у нас очень часто возникает вопрос, скажем, в здравоохранении или в той же системе образования, а когда на муниципальном уровне что-то не происходит, что должно было быть сделано, для того чтобы уровень первичного звена был достойным и чтобы граждане получали достойную медицинскую помощь у себя в муниципалитетах, а федеральный, государственный региональный уровень считают, что они не должны этим заниматься, потому что муниципалитеты отделены от государства. Ведь, по сути, у нас по Конституции муниципалитеты не связаны напрямую с государством, а должна быть единая система публичной власти, чтобы у верхних этажей этой власти была ответственность за то, что происходит внизу, а те, кто работает в муниципалитетах, были связаны определённым образом со страной и её интересами. То же самое и во многих других областях. И поэтому я это предложил. Но не для того, чтобы продлить свои полномочия.

Что касается полномочий, то Вы правы, во всяком случае те, кто задаёт вопрос, в чём: в том, что, если мы будем проводить, – а я надеюсь, это произойдёт в обозначенные сроки, – всенародное голосование, то это, по сути, плебисцит – это волеизъявление граждан. Я и предложил это для того, чтобы путём высшего проявления этого волеизъявления были приняты эти поправки или не приняты. Если приняты, то никто бы не мог сказать, что здесь что-то не так. Это высшая форма демократии, по сути, это волеизъявление граждан страны.

Но нужно ли таким способом продлевать полномочия действующего Президента? Думаю, что нет. Потому что, если мы говорим о выборах главы государства, это должно быть сделано на альтернативной основе.

А.Смыслова: Спасибо.

В.Чернов: Добрый день, Владимир Владимирович!

Александр Чернов, директор Гуманитарного института, Череповецкий государственный университет.

Вопрос опять же о федеральных структурах в регионах. Думаю, что он, наверное, волнует всех коллег, представителей федеральных университетов, работающих вне столичных регионов.

На сегодняшний день, естественно, мы готовим специалистов для регионов, мы реализуем большое количество программ, связанных с региональной жизнью. Вас уже познакомили с тесным сотрудничеством университета с индустриальными партнёрами.

Но возникают некоторые проблемы, некоторые сложности в межбюджетных отношениях, между местными бюджетами, региональными, которые не имеют возможности прямой поддержки федеральных университетов.

Безусловно, есть меры косвенной поддержки. Мы чрезвычайно признательны Олегу Александровичу, правительству области за растущее количество грантовых программ, конкурсных программ. Тем не менее поддержка со стороны регионального и местного бюджетов при наличии их возможности, при заинтересованности в инфраструктурных проектах, других проектах, не кажется ли Вам, если бы эти барьеры были сняты…

В.Путин: Какие барьеры?

А.Чернов: Напрямую сегодня региональные и местные бюджеты не могут финансировать…

В.Путин: Я понял.

А.Чернов: Если бы эти барьеры были сняты, не кажется ли Вам, что федеральные университеты были бы ещё теснее инкорпорированы и более эффективно взаимодействовали на региональном пространстве?

В.Путин: Мне не только кажется, я уверен, что Вы правы, так и надо сделать. Я вообще не понимаю… Садитесь, пожалуйста.

Объяснения всегда есть, почему регионы не могут финансировать муниципальные учебные заведения либо федеральные, либо научную деятельность федеральных, почему они это не могут делать. Вот для меня совершенно непонятно.

Кстати говоря, это не только в области науки и образования, в некоторых других сферах то же самое происходит. Но если руководители регионов говорят, что у них есть свободные ресурсы, и они считают, что это очень важно…

Допустим, федеральное учебное заведение работает, но это важно не только для Федерации, это важно для региона, потому что готовят кадры для развития экономики в регионе. Почему не поддержать? Такие ограничения есть, они являются необоснованными и должны быть сняты. Поговорим об этом обязательно.

Пожалуйста.

Д.Шахрай: Денис Шахрай, Институт проблем химической физики, член Общественной палаты, ОНФ, Черноголовка.

Владимир Владимирович, когда я ехал на эту встречу, хотел задать немного другой вопрос. Вчера был на встрече, на экспертной сессии ОНФ, и рассказывал, как мы с супругой, будучи людьми науки, получили жильё, и это во многом определило тот факт, что я остался в науке, в институте в частности.

В.Путин: А она – нет?

Д.Шахрай: Она сейчас уже нет.

Но вопрос хотел задать другой, который волнует меня и как члена Общественной палаты, и как члена территориальной избирательной комиссии.

Сегодня мы видим, что процесс внесения поправок в Конституцию вызывает всё больше и больше интерес в обществе. Каждый день мы слышим о новых поправках, каждый пытается отстаивать свою точку зрения: скажем, защитники семей предлагают там свои поправки, представители науки, культуры – свои поправки. Не считаете ли Вы, что этот процесс может затянуться и есть риск просто погрязнуть в этих поправках?

В.Путин: Не хотелось бы погрязнуть, это точно: ни в поправках, ни в чём другом. Всё должно быть организовано соответствующим образом. Но, знаете, то, что дискуссия разворачивается таким широким фронтом, на самом деле меня это только радует, потому что чем больше людей будут вовлечены в этот процесс, тем более народной будет Конституция и поправки, которые мной предложены.

Потому что люди будут чувствовать себя сопричастными к этой работе, они будут чувствовать себя соавторами этого документа. Именно поэтому я и предложил всенародное голосование, чтобы ещё даже те, кто не принимал участия в этой дискуссии, приняли участие в том, чтобы окончательно утвердить предложенные поправки.

Ещё раз хочу это подчеркнуть: на мой взгляд, только всенародное голосование и, по сути дела, плебисцит и волеизъявление граждан должны быть окончательной точкой при принятии решений по поправкам в Конституцию Российской Федерации.

Но я думаю, что мы всё-таки уложимся в здравые сроки, потому что, недавно вспоминал, у нас ведь что происходило? В 1993 году у нас (к сожалению, не хочется об этом вспоминать, но забывать об этом тоже нельзя) был очень острый политический кризис в стране, который привёл к вооружённым столкновениям в столице – в Москве. В Москве шли, по сути, боевые действия, гибли люди.

В этих условиях президент Ельцин принял решение провести всенародное голосование, референдум о доверии к себе. И я думаю, что поступил абсолютно правильно, и очень хорошо, что люди приняли в нём активное участие.

И ещё лучше, что они поддержали президента. Потому что, если бы этого не произошло, в стране вообще мог бы наступить хаос и гражданская война. Последствия были бы тяжелейшими для миллионов наших сограждан.

Но этот референдум готовился всего в течение 27 дней. От момента его заявления до самого момента всенародного голосования прошло 27 дней. Потом над Конституцией, а это уже был такой очень важный шаг, но всё-таки уже на основе этого всеобщего волеизъявления в ходе всенародного голосования над Конституцией работали шесть месяцев и одну неделю.

После этого в Конституцию, после того как она была принята, поправки вносились 15 раз. То, что там сейчас предложено, ничего здесь нет такого необычного: 15 раз вносились поправки уже к сегодняшнему дню. В среднем работа от заявки до окончания полного цикла работы над поправками шла примерно от полутора до четырёх с половиной месяцев.

Если весь цикл работы над этим законом о поправках будет завершён так, как комиссия предлагает сегодняшняя, то это будет примерно три с небольшим месяца. То есть мы тогда уложимся в ту практику, которая сложилась при принятии поправок. Я надеюсь, что так и будет.

Пожалуйста.

В.Смирнова: Смирнова Виктория Викторовна, учитель начальной общеобразовательной школы № 41, город Череповец.

В.Путин: Что Вы преподаёте?

В.Смирнова: Я учителем начальных классов работаю…

В.Путин: Так, начальных классов.

В.Смирнова: Да, начальная школа. То есть в настоящее время в школах города не хватает учителей. Особенно остро эта проблема встаёт, когда вакансии появляются в середине учебного года. Причины могут быть разными. Например, в последние годы ежегодно мои коллеги, молодые педагоги, уходят в декретный отпуск.

В.Путин: Тут только порадоваться надо за Ваших коллег.

В.Смирнова: Тут вопросов нет. Это очень хорошо.

Но в связи с этим своевременно найти дипломированного специалиста становится практически невозможно. В середине учебного года уже все педагоги работают, нагрузка распределена и так далее. Мы видим частичное решение этой проблемы, если было бы возможно привлечь к работе студентов педагогических институтов последнего курса. Но на данный момент законом об образовании это запрещено.

Насколько известно, в Госдуме рассматривался проект о внесении изменений в статьи закона об образовании, где именно говорилось о разрешении студентам-практикам заниматься педагогической деятельностью. Насколько достоверно, этот вопрос отложен на неопределённый срок.

В.Путин: Там были ещё предложения разрешить заниматься педагогической деятельностью специалистам различных отраслей. И возражения коллег из Госдумы и экспертов заключались в том, что у них нет подготовки именно по направлению «педагогика». Вот что остановило. Но почему не разрешать студентам старших курсов, я, честно говоря, не понимаю.

Т.Голикова: Он поставлен на апрель на второе чтение, поэтому это легко ускорить.

В.Путин: Да.

В.Смирнова: Мы надеемся всё-таки, ждём, что будет рассмотрено и принято законное решение и у нас проблема будет решена.

В.Путин: Думаю, что Вы правы.

Как Вас зовут?

В.Смирнова: Виктория Викторовна.

В.Путин: А фамилия?

В.Смирнова: Смирнова.

В.Путин: Это будет «поправка Смирновой».

В.Смирнова: Спасибо.

В.Путин: Пожалуйста.

О.Егоров: Добрый день, Владимир Владимирович!

Егоров Олег, глава наукограда Черноголовка и координатор экспертной площадки ОНФ по науке и высшему образованию.

Здесь сейчас коллега из Сибирского отделения РАН поднял вопрос о равномерном распределении, и мой вопрос отчасти об этом.

Дело в том, что мы с коллегами собрались накануне (из разных регионов были ребята, и студенты, и научные сотрудники) и обсуждали актуальные проблемы, даже успели с Министром новым познакомиться науки и высшего образования, и будем эти вопросы адресовать.

С чем связан вопрос? С развитием наукоградов. Дело в том, что наукограды (или, как ещё их называют, академгородки) – это были города, которые строились в 50–60-е годы и где концентрировалась значительная часть науки нашей страны. Там создавались комфортные условия для работы и жизни научных сотрудников, и перед этими научными центрами ставились серьёзные государственные задачи.

С тех пор очень многое поменялось, и время изменилось, и всё изменилось, и вопрос о развитии наукоградов, сохранении в них духа наукоградов стоит достаточно остро. И вопрос: а где этот дух брать и что сделать, чтобы наукограды оставались наукоградами? Потому что потенциал в них заложен, он жив до сих пор…

В.Путин: Огромный потенциал.

В.Егоров: Да, очень серьёзный потенциал.

Так вот сейчас… Я сам из Черноголовки, я родился и вырос в научной семье, я физик по образованию. Сейчас уже выросли дети тех, кто заселялся тогда в наукограды, дети этих учёных, и многие из них впитали дух новаторства, научного творчества и основали крупные, интересные, умные инновационные компании.

Обычно желание, скажем так, поддержать свою малую родину – это естественное желание, и в случае наукоградов, на мой взгляд, оно особенно остро стоит. Что мы делаем в Черноголовке, те, кто были выходцами оттуда, из научной среды?

Дети, внуки научных сотрудников сейчас инвестируют, строят школы, научный центр, готовы строить жильё для своих специалистов, поддерживают нас в социальных проектах, в образовательных проектах. То есть у самих наукоградов есть некий серьёзный внутренний ресурс…

В.Путин: В чём вопрос?

В.Егоров: В виде выходцев из науки.

Вот в чём вопрос. Дело в том, что самый сильный, мощный движок этого развития – это, конечно, новые налоговые резиденты. Администратором государственных денег является регион, и основным получателем государственных денег является регион. И запустить всё то, что мы сейчас запускаем в Черноголовке, нам удалось благодаря, скажем так, персональной поддержке правительства Московской области.

То есть развитие наукоградов требует некоего дополнительного участия и внимания со стороны регионов, возможно, и со стороны федеральной власти в каких-то вопросах. Вот с Росимуществом нам было тяжело федеральную землю в город передать. Вопрос решили.

Поэтому я просто хочу предложить, скажем так…

В.Путин: Это вам было тяжело передать, потому что, видимо, было моё указание не разбазаривать ничего. Нет-нет, я серьёзно Вам говорю. Когда там проводили всякие инновационные, всякие организационные мероприятия, и меня тогда министр Котюков попросил ввести мораторий на продажу, на перераспределение материальных ценностей, зданий, сооружений и земли. Я это своим указом сделал.

Но потом, видимо, прошли определённые согласования, стало ясно, что это не для каких-то там «хорьковых целей», прошу прощения, а для обеспечения основной деятельности, и вопрос, видимо, так, я думаю, был решён.

В.Егоров: Мне бы просто хотелось, чтобы с Вашей стороны была некая поддержка в отношении того, чтобы было персональное внимание к наукоградам, они это требуют. У нас есть позитивный пример в Московской области, как это работает, – очень здорово.

В.Путин: Они требуют и заслуживают это.

Знаете, мы сейчас говорим о новых формах, о различных перспективных направлениях, но это то, что создано ещё при Советском Союзе ценой огромных усилий великой страны, поэтому это совершенно очевидно нужно поддерживать, и будем это поддерживать: и научную деятельность, и производственную деятельность, и хозяйственную. Конечно, это будет в области нашего внимания. Там есть какие-то вопросы, которые требуют дополнительного?

Т.Голикова: Речь идёт о налоговых льготах.

В.Егоров: Не совсем. Я, знаете, простым языком скажу: если крупный предприниматель хочет поддержать именно свой родной город…

В.Путин: Может ли он там зарегистрировать своё предприятие, чтобы платить налоги?

В.Егоров: И чтобы он понимал, что эти дополнительные налоговые отчисления пойдут именно в этот город, понимаете?

В.Путин: Если он там зарегистрируется, никуда иначе не пойдут.

Т.Голикова: Нет, всё зависит от распределения налогов между уровнями бюджетной системы.

В.Путин: Да-да. Но если он там зарегистрируется, та часть налога, которая должна пойти в то место, где он зарегистрирован, пойдёт неизбежно. Это совершенно очевидно.

При перерасщеплении. Просто перераспределить это расщепление – это отдельная тема. Это нужно сначала Министерство финансов целиком отправить в Министерство здравоохранения, чтобы их там полечили, а потом уже… (Смех.)

Это сложный вопрос. Они там все инфаркт сразу схватят. Поэтому нужно очень аккуратно к этому относиться, к перераспределению налогов. А то, что, если предприниматель там регистрируется, та часть, которая должна быть, в муниципалитет, регион и пойдет 100 процентов. Вам нужно просто их мотивировать к тому, чтобы они спокойно переходили и регистрировались в таких центрах роста, как наукограды.

О.Егоров: Совершенно верно.

В.Путин: Это точно. Мы готовы даже помочь, из федерального уровня это подсказать. Это безболезненно для федерального бюджета. Вопрос перераспределения.

О.Егоров: А денег это не требует?

В.Путин: Если они откуда-то уходят, там уменьшается.

Конечно.

О.Егоров: Да, но поддерживается наукоградская среда.

В.Путин: Да. Я полностью согласен с Вами. Аккуратненько, но надо будет доделать.

Пожалуйста.

Л.Хабарова: Добрый день!

Хабарова Любовь, научный сотрудник Череповецкого государственного университета.

Я коротко. Владимир Владимирович, у меня такой вопрос. Раньше в Российском фонде фундаментальных исследований существовала такая линейка грантов, которая финансировала именно участие молодых ученых в международных конференциях. Так сегодня таких грантов нет, и в связи с этим у меня вопрос.

Возможно ли при поддержке государства возобновить подобную грантовую систему, для того чтобы у молодых ученых все-таки было больше возможностей не только представить результаты своих исследований, но и обсудить их именно на международном уровне и, соответственно, сформировать международные контакты?

В.Путин: Это входит, действительно, по-моему, как раз в сферу деятельности Фонда, о котором Вы сказали, Фонда фундаментальных исследований, и одно из направлений там, совершенно очевидно, это же из Устава никуда не делось, поддержка, в том числе и вот такого направления – участие в международных мероприятиях. Это касается и оплаты проезда, всяких формальностей и так далее.

Но речь, насколько я помню, шла о том, чтобы наши ученые ездили туда не как на экскурсию, а для участия в работе, в том числе для того, чтобы там выступить с каким-то сообщением, докладом и так далее. Вот этого никто не отменял. Я не знаю, что там. Андрей Александрович их ведет, разве что там отменили это направление деятельности?

А.Фурсенко: Там речь шла, что эта поездка – это часть научного гранта, потому что достаточно активно было то, что Вы сейчас сказали, что люди просто ездили без докладов, без научных результатов, но поучаствовать в конференциях.

Считаю, что надо максимально мотивировать людей, чтобы они получили результаты, оформили в виде доклада, и с этим докладом уже ехали на конференцию.

В.Путин: Да, но сама форма поддержки, она не отменена?

А.Фурсенко: Поддержки – нет, включена здесь.

В.Путин: Так что это все есть, никуда не исчезло.

Я присоединяюсь к тому, что сказал Андрей Александрович, все-таки нужно, чтобы человек туда поехал с чем-то, не просто так посмотреть, как люди живут, себя показать, а с чем-то.

Пожалуйста, прошу Вас.

А.Малышев: Андрей Малышев – председатель молодежного парламента города Череповца. И у меня достаточно острый вопрос, который у нас произошел на прошлой неделе.

Многие знают, что такой общественный резонанс это произвело вообще по всей стране – был уволен Глава Чувашии с формулировкой «в связи с утратой доверия». Но ранее мы знаем, что с такой формулировкой были примеры и в Кировской области, и в Республике Коми, примеры были, когда уже непосредственно к главам этих регионов приходили правоохранительные органы.

В связи с этим у меня возник такой вопрос. Имеет ли бывший Глава Чувашии коррупционный след или нет?

В.Путин: Нет, мне об этом ничего неизвестно. Насколько я себе представляю, претензий к нему со стороны правоохранительных органов нет. Когда я подписывал Указ о его увольнении, исходил из того, что любой чиновник, причем любого уровня, и муниципального, и регионального, и федерального, он…

Вы знаете, есть одно требование, без которого работать на таких местах невозможно. Какое это требование? Уважение к людям. Если этого нет, то человек должен оставить это место работы и найти себе другое применение.

Вот то, что я увидел в средствах массовой информации, привело меня к выводу о том, что бывший руководитель субъекта Федерации лишен этого чувства уважения к людям. То, что я увидел, это безобразие, понимаете. И чиновники с таким отношением к гражданам работать в этом качестве не могут. Вот и все.

В.Козлов: Здравствуйте Владимир Владимирович!

Меня зовут Владимир Козлов, я автор проекта AnnNIGM – неинвазивный мониторинг глюкозы. Мой вопрос сегодня связан с программой двухдипломного образования МФТИ и медицинского университета.

Дело в том, что тут уже сегодня говорили про специалистов на стыке наук, специалистов в новых областях. На Физтехе с 2009 года, когда Вы туда приезжали и после Вашего поручения, появилась такая «Медгруппа Физтеха», суть которой заключается в том, что ребята учатся параллельно и в МФТИ, и в медицинском университете, получая два образования.

Я как раз являюсь выпускником первого выпуска 2018 года этой программы. Однако в этой программе есть некоторые сложности, которые заключаются в том, что она до сих пор, так скажем, не официализирована. Ребята, которые учатся и так по семь лет подряд, по шесть дней в неделю, они еще и вынуждены вручную согласовывать это расписание между двумя университетами.

То есть мы ездили перезачитывали физику в медицинском университете, хотя у нас все знают, что на Физтехе физику прекрасно преподают, математику перезачитывали там и так далее. Это все отнимает очень много энергии.

И вторая проблема в том, что у нас по законодательству второе образование обязательно платное, и все ребята платят. И это приводит к тому, привело, что конверсия – всего три человека закончило из двадцати поступавших.

Все мы понимаем, что это уникальные специалисты, и они обязательно нужны. На своем примере могу сказать, что это абсолютно другой взгляд просто на медицину изнутри. То есть мне, например, такое образование позволило сделать приборомониторинг для сестры, которая 17 лет болеет диабетом, самостоятельно.

В этой связи, собственно, просьба у меня какая: что, возможно, Вы сможете дать какое-то поручение Министерству образования, наверное, которое, соответственно, позволит ребятам, обучаясь, получается, на конкретной образовательной программе, получать две квалификации в рамках одной образовательной программы.

В.Путин: По-моему, уже в Послании я сказал о том, что надо дать возможность студентам где-то переориентироваться со второго-третьего курса. Рынок труда просто этого требует, жизнь очень быстро меняется.

И то, о чем Вы сейчас сказали, тоже абсолютно востребовано, я с Вами полностью согласен, междисциплинарка чрезвычайно важна. То, что открытия сейчас наиболее значимые совершаются на стыке дисциплин и наук, это всем уже понятно, всем очевидно.

Но все больше и больше нужны специалисты на междисциплинарной основе. Полностью согласен. Это вопрос, в том числе, и финансирования, но на это надо будет пойти.

В.Козлов: Можно еще уточню момент? На мой взгляд, важно, чтобы люди получали именно два полноценных образования. То есть это была бы не комбинированная программа, а именно два полноценных образования, потому что тогда появляется видение, вид сверху на все проблемы, в том числе в медицине, которые с инженерным взглядом гораздо по-другому воспринимаются.

В.Путин: Понимаю. Над этим надо поработать.

Я – Ваш сторонник, просто над этим надо поработать, с точки зрения, это же все финансы. Особенно если речь идет о бесплатном обучении на бюджетных местах, это вопрос только денег. Но к этому надо идти, я полностью с Вами согласен.

Пожалуйста.

Е.Козловский: Здравствуйте!

Меня зовут Егор Козловский, я – эксперт ОНФ, член Общественной палаты Московской области.

Я с группой молодых разработчиков занимаюсь разработкой цифровой мобильной платформы, которая работает с технологией дополненной реальности для детей с ментальными нарушениями. Задача этой цифровой мобильной платформы – это образовательные, адаптационные, реабилитационные процессы и процесс приобретения социальных навыков.

Мы работаем уже на протяжении трех лет. Мы обратили внимание на то, что сама по себе технология для полной реальности имеет очень такие хорошие терапевтические свойства для ребенка, у которого есть ментальные нарушения. Мы обратились к специалистам.

На тот момент, это три года назад, специалисты были достаточно скептически настроены к таким новым инструментам образовательным, но нам удалось рассеять их скепсис: мы представили приложение, уже есть несколько подобного рода приложений, они работают. Мы заручились поддержкой родителей наших детей. Специалисты обратили на нас внимание.

Мы первые в мире, кто дошел до подобной практики. Сейчас с нами активно связываются наши зарубежные коллеги. И я как руководитель этого проекта исхожу из логики того, что проект должен развиваться на территории России.

У нас очень много обратной связи от родителей. К нам постоянно родители обращаются, просят разработать те или иные новые инструменты. Но мы как некоммерческая организация на сегодняшний день достигли определенного потолка собственного роста, потому что наш проект некоммерческий, он не предполагает какой-либо финансовой выгоды, все наши приложения абсолютно бесплатные.

Мы не можем делать уже больше, а родители наших детей просят, обращаются с подобными просьбами к нам. И у нас есть в этом проблема – проблема масштабируемости нашего проекта, потому что мы, еще раз прошу прощения, не извлекаем из этого финансовую выгоду.

Проблема номер два, с которой мы столкнулись, – это проблема межрегионального взаимодействия. Дело в том, что к нашим детям, для которых мы работаем, отчасти Министерство труда и социального развития, отчасти Министерство образования, отчасти Министерство здравоохранения, Министерство цифровизации сейчас имеют какое-то отношение, региональные власти. И для сплочённой работы нам бы очень хотелось, чтобы у этого процесса был бы дирижёр, наверное. Может быть, Татьяна Алексеевна нас бы услышала.

Мы очень просим Вас, Владимир Владимирович, пожалуйста, поддержите наш проект. Это чувствительная и важная тема для нашей страны, а мы в свою очередь как группа разработчиков, как коллектив можем Вам пообещать работать так же усердно, так же рьяно. Возможно, мы можем даже показать пример миру, реализуя подобного рода работу.

В.Путин: Подобные проекты могут и должны поддерживаться через грантовую систему.

Т.Голикова: Можно посмотреть в рамках Вашего поручения в Послании, которое по поддержке некоммерческих организаций в регионах.

В.Путин: Да, там у нас несколько направлений.

Т.Голикова: А я могу посмотреть через совет по попечительству в социальной сфере как раз эту проблему – мы на нём межведомственные темы обсуждаем.

В.Путин: Вопрос решён.

Е.Козловский: Спасибо.

В.Путин: Проект хороший у вас, конечно. Здорово! Спасибо большое.

Н.Марченков: Добрый день, Владимир Владимирович!

Меня зовут Марченков Никита, я председатель Координационного совета по делам молодёжи президентского Совета по науке и образованию, а также работаю в Курчатовском институте на синхротроне.

Собственно, наш Координационный совет сегодня состоит из молодых, но уже состоявшихся учёных со всех уголков страны. За время работы мы смогли сформировать сеть советов молодых учёных. Уже во всех регионах сегодня их более 600.

В.Путин: Более 600?

Н.Марченков: Более 600 советов молодых учёных. Два есть уровня федеральных округов – в Северо-Кавказском и Уральском, есть региональные и дальше вплоть до организаций.

В.Путин: Извините, что перебиваю, для справки: у нас совсем недавно число исследователей до 39 лет было 22 с небольшим процента, а сейчас почти 44 процента. Большая разница. То есть мы сделали, действительно, реально хороший шаг по оздоровлению в прямом смысле этого слова.

Н.Марченков: Мы теперь видим цель, что у нас каждый второй должен к середине, как Вы сказали в Послании…

В.Путин: Желательно, к этому нужно стремиться.

Н.Марченков: Также мы инициировали трек «Наука» в рамках конкурса «Лидеры России», который сейчас идёт, уже близится к финалу. Собственно, члены нашего Координационного совета проводят экспертизу премии Президента для молодых учёных, которую послезавтра Вы будете вручать.

Запустили два года назад проект «Я в науке», который ежедневно показывает о том, как молодые учёные пришли в науку (это интернет-проект). Недавно начали взаимодействие с выпускниками «Сириуса» ещё, потому что они активные, создали ассоциацию. Сегодня мы с ними общаемся на предмет привлечения студентов и школьников в научный процесс.

Общаясь с молодыми учёными, которых сегодня уже больше 160 тысяч в России, несколько особенностей мы видим, которые, на наш взгляд, сдерживают немножко научно-технологическое развитие. Это то, о чём сегодня много говорили: диспропорция в плане научной активности в Москве, Санкт-Петербурге, в ещё нескольких городах и остальной территории Российской Федерации.

Это межпоколенческие разрывы – то, что у нас характерно для науки, и то, что выражается в разных несколько взглядах на то, как должна быть организована наука, какие компетенции нужны. И, естественно, в комплексном характере больших вызовов, которые перед нами стоят, и необходимостью междисциплинарного подхода к ним.

На государственном уровне уже предпринимаются шаги для решения этих вопросов – это и программа, близкая для меня, развития мегасайенс, которая должна способствовать территориальному развитию, это и создание лабораторий ведущими учёными в рамках мегагрантов. Но мы считаем, что ответственность за реализацию нацпроектов и за решение этих проблем должна лежать не только на профильных министерствах, ведомствах и региональных властях, но и на профессиональных сообществах, таких как наш совет.

Мы готовы взять на себя ответственность и попросить у Вас поддержки начать такую инициативу, как создание региональных площадок для формирования междисциплинарных мультивозрастных научных команд, которые будут ориентированы на решение крупных прикладных проектов, ориентированных на большие вызовы. Форматы мы ещё можем обсудить, форматы могут быть разными – это могут быть форумы, могут быть конкурсы проектов.

Опираться мы будем на советы молодых учёных. Мы понимаем, что в таких командах должны быть обязательно школьники и студенты по принципу того, что называется «гражданская наука сегодня», и ведущие учёные, такие, как в своё время были Игорь Васильевич Курчатов или академик Велихов, у которого на днях был юбилей.

Мой вопрос в том, считаете ли Вы проблемы, о которых я сказал, актуальными? И считаете ли Вы, что шаги, которые я озвучил, могут стать решением хотя бы отчасти этих проблем?

В.Путин: Полностью согласен, и готовы поддержать. Только Вы сформулируйте конкретно, в чём нужна наша поддержка. С удовольствием это сделаем. Думаю, что очень важно, действительно, на базе советов молодых учёных.

Причём туда нужно приглашать, как Вы правильно сказали, и коллег из различных отраслей различных возрастов, и школьников, и уже маститых учёных, и молодых. Нужно делать многопрофильную площадку. Полностью согласен, и с удовольствием поддержим.

Н.Марченков: Спасибо большое.

В.Путин: Вам спасибо за идею.

Пожалуйста.

А.Паевский: Добрый день!

Меня зовут Алексей Паевский. Я научный журналист, автор научно-популярных книг и редактор нескольких научно-популярных порталов.

Я как раз в продолжение выступления Никиты поговорю о ещё более широком – о популяризации науки, потому что если Никита – молодой учёный, то в науку нужно ещё прийти. Мы с Вами оба люди из Советского Союза и прекрасно помним, что тогда популяризация науки была государственной программой, частью национальной политики.

Я сам пришёл в науку через книги Ювеналия Зайцева, одессита, и Якова Перельмана, ленинградца, который, к сожалению, погиб в блокаду. Кроме Перельмана и Зайцева было много других: было и «Очевидное – невероятное», и «Хочу всё знать».

В.Путин: Перельмана и я читал с большим удовольствием. Все мы читали.

А.Паевский: Конечно.

Тогда было много чего. Сейчас, по счастью, эта популяризация науки тоже находится на подъёме. Если я ничего не путаю, через три дня, в пятницу, некоторых из вас мы увидим на вручении премии «За верность науке». Это государственное признание популяризации науки. Сейчас в основном наша деятельность находится в ведении частной инициативы издателей, редакторов, волонтёров, как, например, наши проекты, которые я делаю, Indicator.ru или Neuronovosti.ru, Александр Соколов, «Антропогенез.ру», тоже здесь сидит. То есть мы много чего делаем, но мне кажется, что настала пора некой государственной поддержки, в хорошем смысле слова, популяризации науки.

В.Путин: А есть государственная поддержка в плохом смысле? (Смех.)

А.Паевский: Бывает иногда.

В.Путин: Потом шепнёте мне.

А.Паевский: Бывает плохая реализация, в этом смысле.

В.Путин: Хорошо.

А.Паевский: И мне кажется, что настала пора, может быть, как идея выделить направление популяризации науки в деятельности российских грантовых фондов. Например, прекрасный Российский научный фонд с замечательной экспертизой. Низкий поклон тем, кто его делает и организовывает. Очень хорошо сделано всё. Я понимаю, что пока по нашему законодательству они не могут поддерживать популяризацию науки, для этого нужно менять ФЗ.

Может быть, в этом направлении что-то сделать? Например, сделать отдельное направление в деятельности Российского научного фонда с отдельным научным экспертным советом и так далее. Вот такая идея. Что скажете?

В.Путин: Идея хорошая.

Моя последняя встреча с Даниилом Александровичем Граниным была в Петербурге. Я приехал специально в Питер, чтобы вручить ему государственную награду. Ему уже было трудно ходить, я специально приехал в Петербург, чтобы ему вручить эту государственную награду.

Церемония закончилась, я попрощался, в том числе и с ним, и пошёл. Уже до двери дошёл, посмотрел. Он сидит, на меня внимательно смотрит, прямо исподлобья. Я развернулся, подошёл к нему опять и говорю: «Даниил Александрович, у меня такое чувство, что Вы мне хотите что-то сказать». Он говорит: «Да, но отдельно. Потом встретимся, когда у Вас будет время (почти дословно) и поговорим». Я говорю: «Даниил Александрович, что тянуть, у меня никогда времени не бывает, я специально приехал. Давайте сейчас пойдём спокойно и поговорим». Взял его за руку, мы перешли в другой кабинет, сели с ним и начали разговаривать.

Он мне много чего интересного сказал, в том числе то, о чём Вы сейчас подняли вопрос. Начал говорить о том, чего только нет у нас, что только мы не видим в интернете и на экранах телевизоров. Больше всего мы видим, кто украл, сколько украл и как он это сделал. «Надоело, – говорит, – уже всё. Почему Вы не занимаетесь популяризацией науки?» Я говорю: «Нет, у нас же целая программа есть». Он говорит: «Программа программой (здесь был упрёк в мой адрес), Вы лично должны этим заняться».

Я, к сожалению, не чувствую, что полностью исполнил его наказ. Это была моя последняя с ним встреча. Я очень рад – не могу сказать, но доволен, во всяком случае, тем, что я не последовал в данном случае его совету. Он мне сказал: «Давайте потом, когда у Вас будет время». Мы с ним поговорили, и это была наша последняя встреча и последний разговор. В том числе, повторяю ещё раз, он попросил больше внимания уделять популяризации науки. Обосновал так, как он умел это делать: логично, стройно, красиво и образно. Он прав абсолютно, и Вы правы. Нужно этим заняться серьёзнее. Поэтому я попрошу коллег выделить какое-то отдельное направление в деятельности или какого-то фонда либо самого министерства. Мы подумаем, как это сделать.

А.Паевский: Спасибо большое.

В.Путин: Вам спасибо. Спасибо за идею.

Прошу Вас.

Д.Ефремов: Ефремов Денис, руководитель аэрокосмической лаборатории «Стратонавтика», эксперт ОНФ.

Мы в своей лаборатории занимаемся довольно необычными вещами.

В.Путин: Лаборатория – она при чём, при ком? Что это за лаборатория?

Д.Ефремов: Это частная лаборатория.

В.Путин: Частная?

Д.Ефремов: Притом что я являюсь сотрудником факультета космических исследований МГУ, лабораторию тяну в основном собственными силами уже восемь лет, мы обеспечиваем подъём оборудования в стратосферу, 30–40 километров – это где-то между авиацией и космосом.

В.Путин: Это уже почти ближний космос?

Д.Ефремов: Да, так и есть. То есть это уже выше, чем 99 процентов слоя атмосферы.

У нас много образовательных задач, когда мы для школьников, для студентов поднимаем их маленькие спутники, и они своими глазами видят в прямом эфире, как выглядит Земля. Очень часто занимаюсь темой популяризации, объясняю людям, что Земля не плоская, и это мне как раз помогает.

В.Путин: На трёх слонах она не стоит.

Д.Ефремов: Да. То есть мы можем в прямом эфире практически показать, как это выглядит.

Много научных проектов. А сейчас мы взялись ещё и за некий социальный проект, когда пытаемся разработать систему раздачи интернета из стратосферы в труднодоступных местах России. Это может оказаться дешевле, чем спутники, прорабатываем и такой вопрос.

Недавно случилась курьёзная ситуация. В Германии проходил форум, посвящённый стратосфере и суборбитальным полётам, съехались главы национальных аэрокосмических агентств Германии, Франции, делегация от США, даже Япония прислала большую делегацию. От России был я.

В.Путин: Так это же хорошо. Представляете, какой Вы крутой парень.

Д.Ефремов: Конечно, это, наверное, повод гордиться, но, к сожалению, для меня это был всё-таки грустный момент, потому что в России это не считается каким-то важным национальным направлением. У нас нет какого-то органа, который бы мог помогать нам, отвечать за это или хотя бы подсказывать, что нам делать, как получать и как бороться (самое сложное) с получением очень сложных разрешений. Разработать маленький спутник силами детей, студентов, учёных проще, чем получить разрешение на его запуск, даже если это абсолютно безопасная железка.

Поэтому я хотел бы попросить поддержать всё-таки это направление. И сказать, кто может заняться нашим вопросом именно с точки зрения помощи нам.

В.Путин: Такое государственное сопровождение?

Д.Ефремов: Да.

В.Путин: А Вы сами как считаете, ближе всего к вам кто, какая государственная структура?

Д.Ефремов: Во всём мире этим занимаются национальные космические агентства.

В.Путин: «Роскосмос».

Д.Ефремов: Да. Но в России «Роскосмос» говорит: «У нас чёткая граница: всё, что выше 100 километров, – это наше, ниже – нам некогда этим заниматься». И, честно говоря, у «Роскосмоса» много своих дел, я это всё понимаю. У нас всё не то чтобы очень хорошо, конечно, но неплохо. В космосе есть отличный задел, и им есть чем заняться. Очень надеюсь, что они будут осваивать дальний космос. Мы готовы брать на себя эту задачу, но нам нужна поддержка.

В.Путин: То есть «Роскосмос» всё равно ближе всего?

Д.Ефремов: Да.

В.Путин: Я с Рогозиным поговорю, они займутся этим.

Д.Ефремов: Спасибо.

В.Путин: Спасибо. Прошу Вас.

А.Соколов: Добрый день! Александр Соколов, популяризатор науки, редактор научно-просветительского портала «Антропогенез.ру».

Я продолжу тему популяризации. Коллега уже начал про это говорить. В России занимается этим много энтузиастов, те, кому не безразлично будущее науки в стране, в том числе борьба с лженаукой, как верно было сказано. Потому что в интернете сейчас, к сожалению, чёрт-те что творится, и действительно нужно объяснять, например, что Земля не плоская.

Вот этим занимается много молодёжи, и направлена эта деятельность в основном на молодёжь. А в том, что касается детей, особенно маленьких, внимания гораздо меньше. Мы где-то год назад задумали с коллегой, со специалистом по компьютерной графике Сергеем Кривоплясовым, сделать научно-популярный мультсериал, посвящённый эволюции человека, для маленьких детей.

В.Путин: Для маленьких в Вашем понимании – это каких?

А.Соколов: Это младшие классы и даже детский сад.

Собрали средства, всем миром собирали, потому что у нас богатых спонсоров нет, привлекли ведущих научных сотрудников, учёных. Потому что нам бы хотелось, чтобы это было не только доступно, ярко, но и научно достоверно.

Я хочу сказать, что это не первый наш такой проект. Несколько лет назад мы уже сделали мультфильм тоже про эволюцию для взрослых, и он собрал около четырёх миллионов просмотров. Причём мы в комментариях читаем, допустим, кто-то пишет, что этот мультфильм мы видели в школе, на уроке истории нам показывали. Я спрашиваю: «А где школа находится?» – «В Калифорнии». То есть много просмотров из-за рубежа. Мы его дублировали на английский.

И сейчас мы сделали первую серию этого детского мультсериала. Серия называется «Почему обезьяны не становятся людьми?» Я сразу отвечу, что обезьяны боятся, что их заставят работать.

В.Путин: И почему некоторые люди становятся обезьянами?

А.Соколов: Да, это для второй серии.

Мы провели премьеру перед детьми. Детишкам очень нравится, они просят продолжения.

Во-первых, одна из главных трудностей – не хватает технических мощностей, потому что фактически это на ноутбуке делается, потому что этим занимаются энтузиасты. Во-вторых, мы обратились на телевидение, и нам сказали, что им было бы интересно, если бы у нас было 13 серий, а лучше 26. С учётом тех возможностей, которые у нас есть, мы 13 серий сделаем примерно никогда.

Мы были бы благодарны, если бы нам помогли с техническими мощностями. А во-вторых, мы считаем важным, чтобы наш мультфильм и другие подобные продукты, если они появятся…

В.Путин: Рисованный мультфильм?

А.Соколов: Компьютерная графика, 3D. У нас специалист, который для кино большого делает спецэффекты, но это его работа, а тут он как энтузиаст нам уделил своё время, свои способности для этого проекта.

В.Путин: Сколько у вас группа людей?

А.Соколов: В основном занимаются несколько человек, человека четыре. И привлекаем ещё энтузиастов, причём к нам обращаются люди. Я заметил, что когда начинаешь делать такое большое дело, находятся люди, которые сами безвозмездно, причём это замечательные художники, дизайнеры.

У нас композитор нам пишет музыку бесплатно – один из самых высокооплачиваемых в Белоруссии, просто потому что он болеет за науку, видит, что мракобесие всякое в эфире, и хочет просто помогать нормальным просветительским проектам, и таких людей много – это очень здорово.

Но вот ещё раз: здесь я говорю о том, что важно, чтобы это, например, на федеральных каналах появлялось, потому что интернет – это здорово, но в регионах где-то всё равно люди смотрят телевизор. Собственно, мой посыл в этом.

В.Путин: Значит, смотрите, если это документальный фильм, то тогда это по одной там линии может быть осуществлена поддержка – по линии, по-моему, Фонда кино, если там другие вещи, мы посмотрим. То, что вы делаете, – замечательно просто, замечательно. Да, и я коллег попрошу, возьму обязательно на контроль, мы найдём такие формы, которые будут для вас наиболее эффективными, чтобы вы это сделали.

А.Соколов: Большое спасибо.

В.Путин: Не за что пока, но сделаем.

Прошу Вас.

О.Калпинская: Калпинская Ольга. Я представляю родину российского народовластия.

В.Путин: Мы все представляем.

О.Калпинская: Родину российского народовластия – Великий Новгород.

В нашем регионе Новгородский университет имени Ярослава Мудрого выстроил очень эффективное взаимодействие с ключевыми предприятиями радиоэлектронной промышленности, и ярким примером такого взаимодействия являются производства образцов и компонентов, которые на базе университета в инжиниринговом центре создаются и далее передаются предприятиям, которые входят в корпорацию «Росэлектроника».

Эта же задача стоит и перед проектом, который Вы поддержали в сентябре прошлого года, Новгородской технической школы. В рамках этой школы будет реализована новая модель образования и созданы условия для исследований сетевыми коллективами. В этой связи полагаем, что Новгородская область обладает серьезным потенциалом для реализации Стратегии развития электронной промышленности, которая принята до 2030 года. В рамках этой стратегии подразумевается создание конкурентоспособной отрасли на основе отечественных разработок. В этой связи появление этих разработок и запуск новых промышленных технологий возможно сделать в рамках создания научно-технологических долин.

Уважаемый Владимир Владимирович, мы просим поддержать Новгородскую область и нашу идею о создании инновационного научно-технологического центра в соответствии с 216-м Федеральным законом в формате технологической долины «Интеллектуальная электроника» и при возможности дать соответствующее поручение.

В.Путин: Дело хорошее, безусловно, перспективное, очень нужное, и создание сетевых структур чрезвычайно важно, потому что таким образом можно добиваться максимального эффекта, задействовав все возможности в той или иной отрасли по всей стране. Это очень перспективная методика и схема работы.

Возможно ли и нужно ли создавать технологическую долину прямо у вас, в Великом Новгороде? Я не знаю. Очень хочется. Это нужно посмотреть. Я не представляю, в каком состоянии сейчас это все находится. Если хоть малейшие предпосылки есть, губернатор у вас современный и продвинутый…

О.Калпинская: Губернатор нас поддерживает.

В.Путин: Мы с ним в контакте. Пусть он придет, все это расскажет, еще раз дополнительно продемонстрирует, как и что делается, что нужно для того, чтобы сделать. Может быть, поэтапно, может быть, не все сразу, но в целом идея, конечно, очень перспективная, будем поддерживать.

Пожалуйста.

Л.Чебоксарова: Добрый день, Владимир Владимирович!

Чебоксарова Лариса Валерьевна – директор Дворца детского и юношеского творчества, город Череповец.

Дворец детского и юношеского творчества еще с советских времен занял очень прочную активную позицию по экологическому просвещению и воспитанию школьников.

В.Путин: Дом пионеров тогда назывался?

Л.Чебоксарова: Да, совершенно верно, а ныне – Дворец детского и юношеского творчества.

Кроме того, именно через практическую деятельность, которая включает в себя проведение исследовательских работ, проведение походов, экспедиций и различного рода именно таких практико-ориентированных мероприятий.

В настоящий момент школьников города и педагогическое сообщество очень волнует экологическая обстановка, ее изучение, именно этот процесс. И то научное общество, которое работает на базе нашего учреждения, порядка 70 процентов ребят свою профессиональную деятельность связывают с педагогическим направлением, медицинским, идут в науку, исследовательскую деятельность. Вместе с тем на муниципальном и региональном уровнях эти дети достаточно активно поддерживаются и мотивируются именно на исследовательскую деятельность, на ее развитие.

Как бы Вы отнеслись к тому, чтобы выделить как приоритет вопрос по изучению и развитию именно экологической ситуации, охране окружающей среды со своим экспертным сообществом и с выделением какой-то грантовой помощи для того, чтобы исследовательская деятельность продолжалась в дальнейшем не только на уровне муниципалитета, региона, но и на федеральном уровне?

В.Путин: Мы так и делаем.

Сейчас экспертное сообщество пришло к выводу, из всех фундаментальных рисков для человечества, их пять определяют, они все связаны с экологией. Поэтому и у нас в стране этому уделяется большое внимание. Мы, Вы знаете, те, кто сидят за Вашей спиной это знают, переходим на наиболее доступные технологии, связанные с сохранением окружающей среды: 300 наших крупнейших эмитентов должны будут принять соответствующие технологические решения в ближайшее время, а потом все остальные. Закон соответствующий принят. То есть у нас огромная работа в этом отношении началась.

Мы полностью выполнили все Киотские требования, присоединились к Парижским соглашениями и протоколам, взяли на себя достаточно большие обязательства по сохранению окружающей среды, по ограничению выбросов и так далее. Разворачивается очень большая работа в практическом плане и в теоретическом, потому что у нас и наука развивается соответствующим образом. Мы открыты, я об этом говорил в Послании, для такой работы с нашими иностранными партнерами и коллегами.

Если Вы делаете это на совсем школьном уровне, конечно, это замечательно, потому что любовь к природе и бережное отношение к природе в широком смысле слова, к пониманию экологических процессов – крайне важно прививать эти навыки, знания, интерес к этому у детей. Поэтому ничего более благородного нет, чем то, чем Вы занимаетесь.

Нужна ли какая-то здесь дополнительная поддержка? На федеральном, региональном уровнях мы это делали, и будем делать. На городском уровне все-таки это обязанность прежде всего городского руководства – поддержать такие учреждения, как Ваше. Но в целом, конечно, будем этим заниматься, безусловно, даже не сомневайтесь.

Л.Чебоксарова: Благодарю.

О.Голиков: Здравствуйте, Владимир Владимирович! Спасибо большое за возможность выступить.

Меня зовут Голиков Олег Олегович, и являюсь студентом факультета бизнеса «Капитаны» в Плехановском университете. Наш факультет не раз являлся организатором, участвовал в организации конкурса «Мой первый бизнес» на платформе «Россия – страна возможностей».

Сейчас мы развиваем новый проект «Школа дела». Сейчас много говорилось про науку, про инновации. Я хочу сказать про предпринимательство среди молодежи, среди школьников. Мы считаем, что это, действительно, является ключевым фактором в профессиональном ориентировании среди молодежи. Я могу не понаслышке сказать, что очень важно видеть горящие глаза юных молодых ребят, которые прибегают, говорят: «Да, мы запустили свой первый проект. Это здорово, мы нашли себя в команде».

В.Путин: Как Ваши сейчас тоже.

О.Голиков: Я когда-то был точно таким же молодым человеком, который только пришел в это дело, совсем юным. (С м е х.)

В.Путин: А сколько Вам сейчас лет?

О.Голиков: Мне 20. (С м е х в зале.)

В.Путин: Возраст, конечно…

О.Голиков: С нашей стороны суть этой «Школы дела» в том, что мы предлагаем модель кружков предпринимательской деятельности. Сейчас уже открыто более 200 кружков в школах Москвы.

В.Путин: Это «Плешка» делает?

О.Голиков: В том числе.

У нас есть определенная программа обучения студентов профильных вузов и также наших студентов, которые у нас обучаются. Мы преподаем по специальной программе модули, которые ребята проходят. Соответственно, они создают свои проекты.

Сейчас на сайте уже зарегистрировано более 400 таких проектов, которые школьники со своими наставниками вместе разработали. Это действительно важно, потому что ребята находят самих себя в этом деле, не говоря уже о том, что это реализует некоторые нацпрограммы, федеральные проекты в сфере предпринимательства и так далее.

Мы понимаем, что если мы хотим расширять эту область предприимчивости среди молодежи, то нам необходимо некое содействие Министерства просвещения.

В.Путин: Чем мы можем помочь ветеранам? Что нужно сделать? (С м е х в з а л е.)

О.Голиков: В первую очередь нужна помощь в формировании понимания дальнейшего распространения и внедрения в школьную систему таких внеклассных кружков. Нужно разработать систему действий дальнейшего развития.

В.Путин: Именно как дополнительного, внеклассного?

О.Голиков: Как дополнительного.

В.Путин: Я думаю, что Вы правы. Полностью с Вами согласен. Это нужно, конечно, учесть в общей системе, в общей нагрузке, безусловно. Министр сзади сидит, головой кивает, микрофон ему дайте, он тоже согласен, наверное. Сейчас мы спросим.

С.Кравцов: Действительно, Владимир Владимирович, мы такую работу знаем и анализируем по Москве достаточно эффективно, но и в других регионах есть опыт такой работы. Поэтому мы обобщим, и отдельно с молодым человеком встретимся, обсудим.

В.Путин: Он – ветеран вообще.

С.Кравцов: Будем дальше делать обязательно.

В.Путин: Спасибо большое.

Мы будем уже завершать. Пожалуйста, хозяйке этого учреждения дадим слово.

Е.Быкова: У меня вопрос, Владимир Владимирович. Я хочу вернуться к коротким программам, тот проект, который мы проговаривали.

Вопрос следующего характера. Короткие программы в настоящем весьма востребованы как работодателем в целом, так и ребятами, потому что уровень подготовки разный, возможности у ребят разные. Получается, все короткие программы в настоящем реализуются за счет внебюджетных средств. Собственно говоря, ты можешь оплатить – приходишь, оплачиваешь. Либо, к примеру, необходимо работодателю – работодатель платит, невзирая на уровень образования, и программа реализуется.

А возможно ли рассмотреть механизм реализации коротких программ за счет госзадания?

В.Путин: Нужно подумать. Сразу у меня нет ответа.

Пожалуйста.

Т.Голикова: Это тоже связано с финансами. Поскольку, чем длиннее программа, тем, естественно, больше финансовые ресурсы, но оценить это можно. С точки зрения гибкости и восприимчивости системы вполне возможно, что это правильный путь.

В.Путин: То, что Вы делаете, конечно, Татьяна Алексеевна сказала, более гибко и более целенаправленно по отношению к рынку труда, соответственно, к будущему трудоустройству. Понятно, что этому нужно уделить внимание. Как это приспособить к существующим моделям финансирования, нужно подумать.

Я свое мнение высказал – я с Вами согласен.

Пожалуйста.

Е.Ляпунцова: Добрый вечер, Владимир Владимирович!

Меня зовут Ляпунцова Елена Вячеславовна – доктор технических наук, профессор МГТУ имени Баумана. Еще являюсь руководителем Межрегиональной общественной организации «Лига преподавателей Высшей школы».

Один из значимых проектов нашей организации – это «Золотые имена Высшей школы». Поддержан Фондом президентских грантов. Самое главное, вошли в топ-100 лидеров проектов, и это очень значимо для нас, и очень весомо.

За два года, которые существует этот проект, нашими участниками стали более 1,5 тысячи преподавателей Высшей школы, 70 регионов откликнулось в этом проекте. Если говорить о возрасте, как раз сейчас говорили о молодых и почтенных, конкурс объединяет преподавателей от 24 до 92 лет. Это действительно золотые имена нашей науки, нашего образования.

Церемония награждения проходит в Общественной палате Российской Федерации. Это еще больше придает значимости, статуса профессии. Безусловно, наша задача как концепция этого проекта – «Золотые имена» – это популяризация и межрегиональное взаимодействие. Мы благодарны советам ректоров, которые поддерживают и понимают их значимость, а главное, мы понимаем то, что сами преподаватели существуют, готовы выразить гражданскую позицию и быть профессионалом своего дела.

Наша задача – создать кейсы, создать самые лучшие, масштабировать то, что у нас существует. Мы проводим публичные лекции – в РГБ, в Доме Пашкова и так далее. Самая главная сейчас задача – это понять значимость, что мы хотим дальше быть полезны.

Владимир Владимирович, было 25 января – Татьянин день, День студенчества. Скоро будет День российской науки. Моя семья отдала 168 лет в общей сложности вообще образованию, и я, наверное, династийный преподаватель, я этим горжусь. У нас все в семье остепененные.

Вы знаете, профессиональное сообщество может ли выйти с инициативой создать профессиональный праздник преподавателей Высшей школы? Я буду очень Вам признательна. Мне кажется, нас надо поддержать. Есть День учителя, есть День воспитателя и другие, но подумайте о нас, о преподавателях Высшей школы.

В.Путин: Потом мы постепенно перейдем к Вашей семье тогда. (С м е х.)

Е.Ляпунцова: Когда в проекте «Золотые имена Высшей школы» мы видим уникальных, почтенных преподавателей достаточно взрослого возраста, когда они читают лекции, они становятся молодыми людьми. У них потрясающая риторика, это действительно наставничество. Самое главное, очень важно, как воспринимает сейчас молодежь образование и науку, они хотят оставаться в профессии, а главный статус – профессия.

В.Путин: Что касается молодости тех, кто читает лекции. Специалисты в области генетики, в области мозга и прочего, другие узкие специалисты скажут более точно, но, насколько я себе представляю, чем дольше человек занимается творческой деятельностью и чем дольше он тренирует мозг, тем бóльшим долгожителем он становится, и качество жизни улучшается. Вот и молодость продолжается из-за этого.

Е.Ляпунцова: Это действительно «золотые имена».

В.Путин: Да, так и есть. Ведь продолжительность жизни среди преподавателей Высшей школы в целом выше, чем у всех других людей, занимающихся другими видами деятельности. И это неслучайно. Это связано с работой мозга.

Что касается направления Вашей работы, безусловно, оно заслуживает поддержки, это очень благородная и важная миссия, без всякого преувеличения говорю, имея в виду важность науки и образования, поддержку статуса людей, которые добиваются реально больших и нужных для народа и страны результатов, крайне важная вещь.

По поводу еще одного праздника профессионального, подумаем, посоветуемся вместе с профессиональным сообществом.

Ж.Касьян: Касьян Жанета Андреевна – Научно-исследовательский противочумный институт «Микроб» Роспотребнадзора.

Разрешите поблагодарить Вас за поддержку, которую оказывает государство развитию науки в области борьбы с эпидемиями и в области биологической безопасности.

Также благодаря Вашим решениям Россия помогает и другим странам в борьбе с инфекционными заболеваниями. В частности, мне в составе бригады Роспотребнадзора посчастливилось принять участие в ликвидации вспышки лихорадки Эбола в Африке.

В.Путин: В Африке?

Ж.Касьян: В Африке, в Гвинее.

И сейчас мир потрясают новости о новом коронавирусе, который стремительно распространяется по планете. Мы активно участвуем в создании средств и диагностики, и лечения, помогаем другим странам.

Хотелось бы спросить, планируется ли дальше наращивать поддержку научных исследований в этой сфере, чтобы быть более подготовленными к подобным ситуациям?

В.Путин: У нас страна с очень хорошими компетенциями и хорошими специалистами. Еще десятилетиями, с советских времен, этим занимаемся. У нас очень хорошие институты, во многих городах страны, и то, что мы первыми изобрели, создали препарат против лихорадки Эбола, самый эффективный в мире оказался, – это результат работы этой школы. Конечно, мы это делали, делаем и будем делать в будущем.

Очень рассчитываю на то, что и сейчас наши китайские друзья

с честью выйдут из тяжелой ситуации, которая складывается. Мы все заинтересованы в том, чтобы результаты борьбы с новым вирусом были как можно более эффективными и дали о себе знать, как можно раньше, положительные результаты. И в стране будем всячески поддерживать это направление, даже никаких сомнений.

В.Путин: Пожалуйста, прошу.

А.Алашеев: Добрый день, Владимир Владимирович! Меня зовут Антон Алашеев.

Во-первых, хочу выразить благодарность площадке ОНФ за возможность здесь высказаться. Я являюсь студентом магистратуры МФТИ и руковожу небольшим предприятием, которое на базе вуза занимается научно-техническими разработками и их дальнейшей коммерциализацией. И я, и мои коллеги нередко сталкиваемся с такой проблемой.

Когда возникает идея создания какого-то инновационного продукта, есть полное понимание, как это все реализуется технически, начинаем считать, его разработка и производство обойдутся, например, в 20 млн. рублей. Идем с этим к инвестору, инвестор задает логичный для инвестора вопрос: «Как будем возвращать деньги?». Идем искать клиентов и выясняем, что на всю Россию таких клиентов, например, два, и они не готовы платить по 10 миллионов рублей за нашу продукцию.

В итоге идея так и остается идеей, хотя мы понимаем, что на самом деле за рубежом есть десятки компаний, которые могли бы стать нашими потенциальными клиентами, но как на них выходить, как до них достучаться, работая в лаборатории Долгопрудного или Дубны, или Троицка, или Черноголовки, совершенно непонятно. В итоге получается, что ограниченность российским рынком приводит к ограниченности в количестве и в качестве российских технологий.

Для решения, мне кажется, было бы здорово утвердить какую-нибудь госпрограмму, в рамках которой проводился бы отбор малых инновационных российских предприятий, их подготовка, с тем чтобы кристаллизовать их ценностное предложение, упаковать их продукт для клиента и определить целевые рынки, где их продукт может быть востребован, профинансировать потом их участие в зарубежных акселераторах, акселерационных программах.

С помощью зарубежных акселераторов участники их программ получают возможность в очень сжатые сроки пообщаться с большим количеством потенциальных клиентов и понять, либо их продукт никому не нужен и нужно заниматься чем-то другим. Либо, наоборот, получить выход на клиентов и получить от них подтверждение в их заинтересованности, в продукции этих малых предприятий. У таких предприятий потом есть большие шансы получить инвестиции и реализовать все свои задумки.

В.Путин: Не нужно так тяжело вздыхать. У нас есть такая структура – Российский экспортный центр называется.

А.Алашеев: Я, может быть, что-то, конечно, не знаю, но я взаимодействовал с Российским экспортным центром.

В.Путин: Не получается?

А.Алашеев: Они не совсем этим занимаются. То есть я как раз это и хотел от них узнать, занимаются они этим или нет. Они сказали, что на других этапах. То есть они могут помочь с растаможкой, если у вас уже есть продукция, у вас уже есть клиенты.

В.Путин: А Вам нужно на этапе разработки? Тогда это венчурные центры должны быть. Это должны быть венчурные структуры.

Вы знаете, в чем еще, мне кажется, наша общая проблема? В том, что нет достаточно информации обо всех возможных вариантах совместной работы и поддержки. Над этим нужно работать и как можно активнее. У нас есть венчурные компании, которые должны этим заниматься, и занимаются этим. Они на этапе рисковых вложений должны оказывать соответствующую поддержку, а потом должен включаться Российский экспортный центр.

Давайте Ваши конкретные предложения. Андрей Александрович, возьмите, пожалуйста. Мы постараемся Вам помочь.

Пожалуйста.

А.Кудрявцева: Здравствуйте, Владимир Владимирович! Кудрявцева Анна, Институт молекулярной биологии, Москва.

Вопрос касается как развития кадровой политики, кадровой поддержки, так и науки в целом. Благодаря мощной грантовой поддержки мы привлекли молодежь в науку. Сейчас многие хотят остаться работать над амбициозными задачами. Для таких людей нужно создавать новые рабочие места, причем в высокотехнологичных областях. В будущем можно было бы рассмотреть также и расширение грантовой линейки, чтобы поддерживать молодежь не только до 35 лет, но и немного позже.

Поскольку я – генетик, сегодня я хотела бы внести другое предложение. Мне кажется очень важным создать всероссийский геномный центр, который мог бы аккумулировать, надежно хранить и обрабатывать огромные массивы геномных данных. Это направление, которое очень важно и для медицины, и для биологии.

Маленький пример. Мы знаем, что многие заболевания, например, шизофрения, какие-то виды рака, имеют наследственную основу. Но когда мы увидим первые признаки заболевания, проявится ли оно вообще, это связано со многими участками многих генов, которые нужно исследовать одновременно. И чтобы точно проводить подобные исследования, нужно проанализировать тысячи пациентов, тысячи геномов.

В данный момент ситуация такова, что каждый отдельный центр, который занимается наукой и медициной в этой области, хранит данные у себя в центре. Часто получены разные методологии, их порой невозможно сравнить. То есть нужно именно создать единую структуру, которая работала бы в этом направлении. Она позволила бы решить многие вопросы здравоохранения и дать мощный толчок для прорыва в научной области, создать новые рабочие места.

И действительно, стать центром притяжения, центром для молодежи, которые стали уже высококлассными специалистами. У них не было бы желания посмотреть где-то за границей на какие-то похожие позиции, это был бы центр притяжения работы в России, именно на благо нашей страны.

В.Путин: У нас уже принято решение о создании трех таких центров.

А.Кудрявцева: Дело в том, что как раз по центрам генетических исследований, которые в рамках нацпроекта «Наука», именно по биомедицине наш институт является головной организацией. Но дело в том, что здесь решаются совершенно другие задачи. Если бы они как-то пересекались, я бы не задала этот вопрос. То есть в основном эти центры исходно были нацелены на решение прикладных понятных задач, и было выбрано для биомедицины основным направлением редактирование генома.

Но это тот редкий случай, когда посмотрели очень правильно на очень важный момент, но очень вперед. Но здесь еще немножко не дотягивает база такая фундаментальная. Именно создание такой структуры, как всероссийский геномный центр, оно позволило бы закрыть эту важную, серьезную брешь.

В.Путин: Они же у нас, все эти центры, один из них, кстати, предполагается нацелить на обеспечение биологической безопасности, но все они должны работать как сетевые структуры.

А.Кудрявцева: Здесь нужно именно чтобы данные, которые получены в любом уголке России, они бы консолидировались.

В.Путин: Стекались в одно место…

А.Кудрявцева: Да, именно так.

В.Путин: Хорошо.

А.Кудрявцева: Можно было бы обеспечить их, во-первых, хранение. Естественно, все боятся персональных данных, это очень важно.

В.Путин: Да, я понимаю.

А.Кудрявцева: Только эти массивы данных, которые обработаны одновременно, позволят решить те вопросы, о которых я говорю.

В.Путин: Хорошо, я услышал. Мы с коллегами обязательно подумаем. Спасибо за это предложение.

Т.Голикова: Поручение уже есть.

В.Путин: Поручение уже есть такое?

Видите, Вы не успели сказать, а поручение мое такое уже есть. Удивительно. Вот что Крест Животворящий делает. (Смех.)

Пожалуйста.

О.Кудряшова: Здравствуйте, Владимир Владимирович! Ольга Кудряшова – школа № 10, я учитель.

С 2013 года в нашей школе реализуется под управлением компании АО «ФосАгро», АО «Апатит» программа «ФосАгро-классы» с углубленным изучением физики и математики. Компании обеспечивают участие ребят в различных профориентационных, развивающих мероприятиях, олимпиадах и конкурсах. Также целевое финансирование направляется на ремонт и реконструкцию зданий. Очень радует, что у нас в городе есть такие компании, которые готовы поддержать образование.

Как Вы считаете, Владимир Владимирович, должно ли государство помогать или оценивать работу компаний в этом направлении – в направлении социальной политики в регионах и городах?

В.Путин: Мы всегда это делаем, всегда внимательно. Это Вы решили «закатить» такой «шарик» вашим спонсорам? Правильно. Мы высоко ценим и работу «ФосАгро», и «Северстали» по этим направлениям. Действительно много делают и другие компании крупные наши.

Если вы обратили внимание, когда я встречаюсь, даже публично, под камеры с руководителями крупных компаний, всегда один из вопросов, которые я задаю, и коллеги всегда к этому готовы, они рассказывают о том, что они делают в социальном плане.

Я сейчас не знаю ни одной нашей крупной компании, у которой не было бы программ социального развития. Есть у всех. И в этой связи, я уже говорил об этом многократно, конечно, наш крупный бизнес проделал огромный путь развития и стал действительно таким социально ориентированным в значительной степени. И это очень здорово, очень хорошо.

Пожалуйста.

В.Чертополохов: Виктор Чертополохов, научный сотрудник МГУ имени Ломоносова.

Владимир Владимирович, я занимаюсь виртуальной реальностью для космоса и еще помогаю одному замечательному проекту по созданию в МГУ легкого пилотажного самолета и самолета начального обучения. И с чем мы столкнулись? Со страшной ситуацией, что для легкого самолета правила такие же, как для огромного лайнера.

В.Путин: Просто, когда легкий самолет упадет кому-нибудь на голову, будет все равно, что большой лайнер упал, что легкий.

В.Чертополохов: Да, Вы абсолютно правы. Но из-за этого область в принципе не развивается, из-за этого, например, летчики обучаются на американских и немецких самолетах изначально, начальное обучение и летная подготовка. Хуже того, в советские времена великие советские конструктора, тот же Антонов, обучались конструировать на легкой технике.

А сейчас, поскольку область как раз в стагнации, то из-за этого нет возможности у молодежи это делать. Поэтому есть просьба. Во-первых, поддержать инициативу по созданию легкого самолета в МГУ с использованием последних новейших технологий.

И второй момент – поручить Правительству изменить законодательство в области авиации, в области легкой авиации. При этом использование цифровых современных технологий позволит, упростив процедуры, на самом деле безопасность только повысить.

В.Путин: Я эту дискуссию знаю, конечно, я с ней знаком. Идет спор между теми государственными структурами, которые стараются, во что бы то ни стало обеспечить безопасность людей, с другой стороны, конечно, нужно сделать все для того, чтобы не было проблем для развития отрасли.

Я понимаю, о чем Вы говорите, знаю это, и все время сам стараюсь там, где гайки, развинтить. Но как только я начинаю развинчивать, ко мне сразу слетаются люди, которые занимаются охранением и говорят: «Вы что? Что Вы творите? Завтра у нас кто-нибудь погибнет, что-нибудь упадет. Вы знаете, какая у нас дисциплина. Невозможно будет ничего удержать, страшнее будет на улицу выйти, чем в бой пойти». Понимаете? Потому что все будет над тобой кружиться, прыгать, летать и падать на голову.

Здесь «золотая середина» нужна. Правило и принцип «хватать и не пущать» – это самое худшее, с чем мы можем столкнуться. Поэтому, безусловно, отрасль нуждается в развитии, и нужно соответствующим образом менять нормативную базу, я согласен. Делать это аккуратно, но делать это нужно. Будем к этому стремиться.

Что касается создания легкого самолета на базе МГУ, наверное, тоже можно подумать. Я не очень себе представляю, как вы на базе МГУ это сделаете, видимо, в кооперации с каким-то предприятием. Давайте я с Виктором Антоновичем тоже переговорю. Если нужна будет какая-то поддержка, мы попробуем ее обеспечить. Вам спасибо большое.

Прошу.

С.Мерц: Добрый день! Сергей Мерц, «Объединенный институт ядерных исследований».

Вы наверняка знаете о том, что у нас в подмосковной Дубне реализуется проект уровня «мегасайенс» – строительство коллайдера тяжелых ионов NICA. Аналогичные проекты, я имею в виду по классу «мегасайенс», и в других регионах создаются: это и ПИК в Гатчине, и СКИФ в Новосибирске.

Это, конечно же, не какие-то локальные разработки, это огромные международные проекты, и у нас в той же NICA участвует более 30 стран. У нас несколько сотен международных сотрудников, которые так или иначе задействованы. У нас фактически все континенты задействованы, кроме пингвинов.

В.Путин: Пингвины пока не континент.

С.Мерц: Пока нет, не дотягивают чуть-чуть.

В общем, естественно, такие проекты являются мощнейшим инструментом не только для поднятия самых фундаментальных научных исследований, но и для привлечения, для притока самых последних научных веяний, самых талантливых международных, иностранных ученых в нашу страну, тем самым повышая общий научный уровень Российской Федерации. Но зачастую бывают некие сложности, связанные с какими-то бюрократическими моментами, визово-миграционными формальностями.

Поэтому у меня такой вопрос: нет ли у государства намерения каким-то образом упростить некие визово-миграционные процедуры для высококвалифицированных специалистов, участвующих в проекте мегасайенс, из-за рубежа и их семей? Вплоть до предоставления гражданства, если такая необходимость имеется.

В.Путин: Вы абсолютно правы.

Сейчас скажу, что я имею в виду. Нам не нужно никаких препятствий, которые мешают нашему развитию. И никакие формальности, а у всех МИДов во всех странах одинаковый подход, все делается на основе взаимности. В этом есть смысл. Это очевидно.

Но если мы говорим о необходимости обеспечить наше развитие, в том числе в такой важнейшей сфере, которой Вы занимаетесь, то какие-то общие штампы, стандарты здесь не подходят. Нам нужны гибкие, идущие нам на пользу инструменты развития, в том числе это касается и нормативного регулирования. Мы готовы предоставлять и гражданство, готовы будем облегчать въездные процедуры, документы, нужно только понять, что конкретно нужно сделать.

Андрей Александрович, я Вас отсажу на заднюю парту, если Вы будете болтать. Вы послушайте, что коллега говорит. Посмотрите еще раз, проанализируйте. Подход правильный. Я даже не знал, что что-то им мешает, потому что когда я приезжаю в какие-то центры, подобные вашему, слышу там иностранную речь, а там кругом иностранная речь, это правда. В некоторых странах, например, сворачивают ядерные исследования, так оттуда к нам приезжают и работают у нас.

Я никогда не слышал, что есть какие-то вопросы и проблемы с этим. Но если Вы как человек, который на практике в жизни этим занимается, и видите, что что-то мешает, сформулируйте, дайте нам, пожалуйста. Сделаем все для того, чтобы устранить любые препятствия для нашего развития.

Вы знаете, мы все проблемы все равно не обсудим. Давайте завершающий.

Пожалуйста.

Н.Чудинова: Спасибо, Владимир Владимирович.

Чудинова Наталья, заместитель директора по учебно-воспитательной работе, техникум строительства, дизайна и технологий, Архангельская область, Северодвинск. Также я являюсь активистом «Молодежки ОНФ».

В нашем техникуме обучается большое количество детей-сирот, в том числе больше половины – это дети с ограниченными возможностями здоровья, различные нозологии, в том числе ментальные нарушения. Эти ребята являются выпускниками специальных коррекционных школ.

Профессиональное образование эти ребята получают по программам профессиональной подготовки. Зная особенности этих детей, то есть им нужно больше внимания, больше времени на подготовку, на освоение таких программ, на сегодняшний день на федеральном уровне федеральным законодательством эти ребята ограничены в праве на получение возможности на ошибку. То есть все мы знаем, что с первого раза не всегда получается правильно сделать профессиональный выбор.

В.Путин: То есть у них нет права получить второе образование?

Н.Чудинова: Да.

То есть из-за того, что они обучаются по программам профессиональной подготовки и не имеют основного общего образования, в федеральном законе написана четкая фраза «однократное прохождение обучения по программам профессиональной подготовки».

Мы хотели бы, чтобы права детей-сирот с ограниченными возможностями здоровья и права детей-сирот, которые этих ограничений не имеют, как-то были уравнены.

В.Путин: Мы уже сегодня говорили о том, что вообще наша система подготовки должна быть более гибкой. Я еще раз повторю, даже в Послании говорил о том, что с второго-третьего курса студентам должно быть предоставлено право перейти на другую специальность.

Здесь коллеги ставили вопрос о том, чтобы снять определенные ограничения в этой сфере в отношении тех детей, о которых Вы сказали: сироты, дети с ограниченными возможностями по здоровью. Совершенно точно нужно сделать, что Вы предлагаете. Эти ограничения должны быть сняты.Прошу Правительство учесть это и внести соответствующие корректировки.

Вам большое спасибо за сегодняшнюю беседу. Она действительно была, на мой взгляд, содержательная и очень предметная. Я без всякого преувеличения скажу, что это реально будет вкладом в будущие решения Совета по науке при Президенте и Госсовета, который состоится в ближайшие дни.

Спасибо вам большое. Всего хорошего, до свидания.

RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!