Стенограмма ответов Путина на вопросы журналистов

В завершение рабочего визита в Туркменистан Владимир Путин ответил на ряд вопросов представителей СМИ.

В.Путин: Добрый вечер!

Пожалуйста, слушаю вас. Как вам, понравилось здесь, [в Ашхабаде]? Жарко только. Но как город преобразился за последние годы, расстроился, стал таким красивым.

Вопрос: Уважаемый Владимир Владимирович! Прошло определённое время со дня Вашего последнего визита в Туркменистан. Сегодня Вы приехали в нашу страну для участия в работе шестого Каспийского саммита. Сегодня же Вы встречались с глубокоуважаемым Президентом Туркменистана и председателем Халк Маслахаты Милли Генгеша [верхней палаты парламента] Туркменистана Гурбангулы Мяликгулыевичем Бердымухамедовым, которому сегодня исполнилось 65 лет. Вы поздравили бывшего коллегу с юбилеем.

В связи с этим хотелось бы узнать, какое значение Вы придаёте нынешнему визиту в Туркменистан и каковы, на Ваш взгляд, перспективы дальнейшего партнёрства прикаспийских государств по итогам шестого Каспийского саммита, состоявшегося в Ашхабаде.

Спасибо.

В.Путин: Я уже говорил и хочу ещё раз повторить: хочу поздравить Туркменистан, народ Туркменистана, с таким хорошим выбором. Новый Президент – молодой человек, энергичный, с блестящим образованием и уже с опытом государственной деятельности. У нас складываются хорошие, добрые отношения. Он принял эстафету от своего предшественника, своего отца. И у нас был очень полезный, хороший разговор во время его визита в Москву. Мы наметили план конкретных действий по развитию двусторонних отношений и начали претворять его в жизнь.

Что касается прежнего руководителя Гурбангулы Мяликгулыевича, то у нас с ним очень добрые дружеские отношения сложились. Благодаря его усилиям в значительной степени создана база для развития российско-туркменских отношений, сотрудничество продолжается, причем и по линии энергетических наших компаний, и в гуманитарной сфере, в сфере образования, транспорта. Это очень важно, логистика в современном мире – одна из важнейших составляющих экономического успеха.

Должен сказать, что после официальной части он нас пригласил на неформальный обед, мы имели возможность поздравить его с днем рождения, конечно, с юбилеем, но процентов 90 времени, наверное, посвятили разговорам в неформальном, свободном режиме о развитии сотрудничества в регионе Каспийского моря. Вы практически все слышали по направлениям, но было очень много идей, предложений возникло, сейчас я не буду все это рассказывать, предвосхищать, потому что все это должно найти отражение в соответствующих многосторонних и двусторонних документах.

Речь, конечно, шла, как ни странно, не только об энергетике и логистике, но и о промышленной кооперации. Причем в таких направлениях, которые, безусловно, представляют общий интерес для всех стран, имея в виду основные направления нашей хозяйственной деятельности. Мы договорились о том, что выберем эти приоритетные направления, распределим между собой компетенции и в соответствии с этими компетенциями предпримем шаги по выстраиванию широкой кооперации на основных направлениях, прежде всего в промышленности, высоких технологиях.

На мой взгляд, это очень перспективно, важно и целесообразно уделить этому больше внимания.

И по традиционным нашим направлениям: по энергетическим, по некоторым другим направлениям тоже есть конкретные договоренности, в том числе о продолжении некоторых наших контрактов. Руководство Газпрома скоро приедет в Туркменистан.

Так что мы очень благодарны руководству Туркменистана за организацию этого мероприятия. После таких длительных, так назовем, «ковидных каникул», нам удалось, наконец, в полноформатном режиме поработать друг с другом. Это оказалось очень полезным. Так что Вам большое спасибо.

Вопрос: Саммит «семерки» в Германии прошел под знаком «как больнее наказать Россию», под шуточки про Ваш, извините, голый торс. Там все отличились, Премьер Канады: «Давайте скинем пиджаки, будем круче, чем Путин». Вы случайно здесь, на Каспийском саммите, ничего подобное не обсуждали?

И еще, Борис Джонсон сказал, что если бы Президент России был бы женщиной, то войны бы не было. Как вообще Вы к этому относитесь?

В.Путин: Я не знаю, как они хотели раздеться, до пояса либо ниже пояса, но, думаю, что это было бы отвратительное зрелище в любом случае. Но если вспомнить Пушкина, я могу ошибиться в словах, в деталях, по-моему, он сказал: «Быть можно дельным человеком и думать о красе ногтей». Поэтому я, безусловно, с этим согласен: в человеке должно быть все гармонично развито и душа, и тело. Но для того, чтобы все было так гармонично, нужно отказаться от злоупотребления алкоголем, от других вредных привычек, заняться физической культурой, спортом.

Коллеги, о которых Вы сказали, я их всех знаю лично, – у нас не самый лучший период наших отношений, это понятно. Но тем не менее они все лидеры, значит, есть характер. И если они захотят, они нужного успеха, безусловно, добьются. Но нужно работать над собой. А то, что они об этом говорят, это уже хорошо, за это похвалю.

Теперь вторая часть вопроса – Джонсон? Я сейчас не буду говорить, если бы, чтобы бы было, я просто хочу в этой связи напомнить события новейшей истории, когда Маргарет Тэтчер приняла решение о начале боевых, военных действий против Аргентины за Фолклендские острова. Вот женщина приняла решение о начале военных действий. Где эти Фолклендские острова и где Британия. И продиктовано это ничем иным, как имперскими амбициями, подтверждением своего имперского статуса.

Поэтому думаю, что во всяком случае от действующего Премьер-министра Великобритании это не очень корректная ссылка на то, что происходит сегодня.

Вопрос: Стартовал саммит НАТО и стартовал сразу очень воинственно. Для начала на нем Россию объявили прямой угрозой безопасности альянса. При этом Столтенберг признался, что к противостоянию с нашей страной альянс готовился с 2014 года. Есть еще одно заявление премьера Бельгии о том, что Украина должна непременно победить, при этом непременно на поле боя. И это уже согласовано, якобы, с властями Украины.

Вы могли бы дать оценку всем этим заявлениям? И как мы теперь должны к ним относиться?

В.Путин: Мы должны относиться к этому как к факту. То, что они с 2014 года готовились к каким-то активным действиям против нас, для нас не является новостью. Именно этим и объясняются наши решительные действия по защите своих собственных интересов. Им давно нужен был какой-то внешний враг, вокруг угрозы от которого можно было бы объединить союзников вокруг себя. Я говорю прежде всего про Штаты.

Иран не очень подходил на эту роль, Россия подходит лучше. Мы дали им такой шанс – объединить вокруг себя всех союзников на новом историческом витке. Ничего нового для нас нет. Это лишний раз подтверждает то, о чем мы все время говорили: а именно о том, что блок НАТО – это рудимент прошлой эпохи – эпохи холодной войны. Нам все время на этот счет отвечали, что НАТО изменилось, что это теперь, скорее всего, политический союз, но все искали повода и возможности придать ей новый импульс именно как военной организации. Вот, пожалуйста, они это делают. Ничего для нас нового здесь нет.

Вопрос: А то, что касается победы Украины?

В.Путин: А победа Украины – да, мы знаем об этом. Украина вела с нами – хуже, лучше – [переговоры]. С какого-то момента о чем-то договорились, потом они от своих договоренностей, извините за моветон, отъехали, отошли. Но призыв к Украине продолжать боевые действия и призыв отказаться от дальнейших переговоров, это только подтверждает наши предположения о том, что Украина – это не цель и благо украинского народа – это не цель объединенного Запада и НАТО, а это средство для защиты своих собственных интересов. То есть руками украинцев, руками украинского народа натовцы и ведущие страны НАТО просто хотят самоутвердиться дополнительно, утвердить свою роль в мире, подтвердить не лидерство, а свой гегемонизм в прямом смысле этого слова, свои имперские амбиции. Вот и все. И то, что всегда говорили о своей исключительности, говорили и внедряли в сознание мирового сообщества тезис и лозунг о том, что «кто не с нами, тот против нас», это все проявление той же самой политики. Ничего нового для нас здесь нет.

Вопрос: Владимир Владимирович, Турция отказалась от каких-то своих убеждений по поводу вступления Швеции и Финляндии. Как-то это решение отразится на взаимоотношениях между Россией и Турцией? И что теперь будет предпринимать Россия, тем более с учетом последних заявлений, которые озвучивал Столтенберг, говоря, что Ваша цель, чтобы силы НАТО были подальше от России, теперь как бы наоборот привела к тому, что силы НАТО ближе к России?

В.Путин: Я знаю этот тезис, это ложный тезис, не имеющий ничего общего с действительностью. Наша позиция всегда заключалась и заключается в том, что (я уже сказал об этом в ходе нашей сегодняшней беседы) НАТО – это рудимент холодной войны, и он нужен только как инструмент внешней политики Соединенных Штатов для того, чтобы держать в повиновении своих сателлитов. Ничего другого здесь нет. Мы дали им такую возможность, я это понимаю. Они достаточно эффективно и энергично используют эти аргументы, для того чтобы подтащить вокруг себя своих так называемых союзников. Это с одной стороны.

С другой стороны, что касается Швеции и Финляндии. У нас нет таких проблем со Швецией и Финляндией, которые, к сожалению, есть с Украиной. У нас нет ни территориальных вопросов, ни споров, у нас нет ничего, что нас могло бы беспокоить с точки зрения членства Финляндии или Швеции в НАТО. Ну, хочется им, пожалуйста.

Только они должны ясно и четко себе представлять, что раньше не было никаких угроз для них, теперь в случае размещения там военных контингентов и инфраструктуры мы вынуждены будем отвечать зеркально и создавать такие же угрозы для территорий, откуда создаются угрозы нам. Это же очевидная вещь. Они что, этого не понимают? Все было у нас хорошо, но теперь будут какие-то напряжения, это очевидно, безусловно, без этого невозможно, повторяю, если будут создаваться нам угрозы.

А тезис о том, что мы боролись против расширения НАТО за счет Украины, а теперь это получили за счет принятия Швеции и Финляндии, не имеет под собой каких-то серьезных оснований, потому что для нас членство Финляндии и Швеции в НАТО – это совсем не то, что членство Украины в НАТО. Это совершенно разные вещи. Они это прекрасно понимают, просто вбрасывают в общественное мнение этот тезис, чтобы показать: ага, вот Россия не хотела, а теперь получила вдвойне. Нет, это совершенно другая вещь, и мы отдаем себе в этом отчет. И они это понимают. Но для того, чтобы подменить эти понятия, показать, что Россия не добивается нужного результата… Этим нас в заблуждение они не введут.

Ну хочется Швеции и Финляндии, пусть вступают. Знаете, у нас есть такие, грубые анекдоты: сегодня вступил в одно место, теперь – в другое. Это их дело. Пускай куда хотят, туда и вступают. Украина – совершенно другое. Из Украины начали делать анти-Россию, плацдарм для того, чтобы попытаться как-то раскачивать саму Россию, начали бороться с русской культурой, с русским языком, начали преследовать людей, которые чувствуют себя частью русского мира. Ничего подобного в Финляндии и Швеции нет, это совершенно другая ситуация. Хотят – пусть вступают, пожалуйста.

Вопрос: Сегодня Лев Лещенко сказал, что готов исполнить песню о героях спецоперации, Илья Резник уже стихи сочинил. И я буквально на днях из Луганска вернулся, глава Луганской Народной Республики Пасечник выступил с инициативой, чтобы снять фильм, и он даже идею предложил Владимиру Машкову и тот «загорелся»… Мы помним, какую роль советское искусство сыграло во время Великой Отечественной войны… Как Вы относитесь к этим идеям и предложениям?

В.Путин: Это хорошая идея. Понимаете, ведь ребята, которые там выполняют боевые задачи, воюют, подвергают свою жизнь опасности, некоторые уходят из жизни вообще, жертвуют собой для достижения тех целей, ради которых они там выполняют задачи в рамках этой военной операции. Они защищают людей, которые живут на Донбассе, они защищают интересы России, обеспечивая безопасность нашей страны. Мы что, не понимаем, что ли? Я уже много раз об этом говорил: создадут такой антироссийский плацдарм вблизи наших границ, и мы постоянно будем жить под этой угрозой, под этим дамокловым мечом. Поэтому ребята выполняют важнейшую задачу с точки зрения обеспечения безопасности самой России и, конечно, они заслуживают того, чтобы о них говорила страна, знала страна. Я не только поддерживаю вот такие идеи, я первый раз об этом слышу, ядумаю, что и песни надо слагать, и стихи писать, и памятники им ставить – они герои.

Вопрос: Владимир Владимирович, скажите, цели спецоперации изменились с момента ее начала? В чем сейчас цель? Понимаете ли Вы для себя и для нас, когда все это закончится?

В.Путин: Да, конечно, ничего не поменялось. Я же сказал ранним утром 24 февраля, я же сказал об этом прямо, публично на всю страну, на весь мир. Мне добавить к этому нечего. Ничего не изменилось. И тогда же, почти через несколько дней сказал, что тактика может быть разная, тактика, предложенная Министерством обороны, Генштабом: куда войска двигать, куда передвигать, какие там объекты поражать, что за это время сделать, когда несколько группировок находились там, в центре Украины, что за это время должно было быть сделано на Донбассе. Там режим киевский готовился к этому уже давно, с 2014 года, поэтому какие-то отвлекающие действия там производились.

Я, конечно, Верховный Главнокомандующий, но я все-таки не заканчивал академию Генерального штаба. Я доверяю тем людям, которые являются профессионалами. Они действуют так, как считают нужным для достижения конечной цели. А конечная цель мною обозначена – это освобождение Донбасса, защита этих людей и создание условий, которые гарантировали бы безопасность самой России. Вот и все. Работа идет спокойно, ритмично. Как вы видите, войска двигаются и достигают тех рубежей, которые ставятся в качестве задачи на определенном этапе этой боевой работы. Все идет по плану.

По срокам не надо говорить, я никогда об этом не говорю, потому что это же жизнь, это реальные вещи. Подгонять под какие сроки – это неправильно, потому что (я уже говорил об этом) это связано с интенсивностью боевых действий, а интенсивность напрямую завязана с возможными потерями. А мы прежде всего должны думать о том, чтобы сохранить жизни наших ребят.

Вопрос: Можно про теракт… Не про теракт, а про взрыв в торговом центре на Украине, в Кременчуге? Разные версии есть.

В.Путин: Нет там никакого теракта, ни взрыва.

Я же здесь был, я просто не знаю [в деталях]. Но я знаю, мы много раз это говорили, показывали это, с беспилотников видно, когда размещают оружие, комплексы РСЗО, артиллерию, тяжелую технику вообще в жилых кварталах, еще где-то. Просто так по полям у нас никто не стреляет и не бьет. Как правило, это делается по результатам разведанных целей.

Уверен, что в этом случае было все то же самое. Прячут же технику, особенно ту, которую с Запада доставляют, во всякие ангары, на рынках, на заводах, в цехах, где технику ремонтируют или приводят в порядок после длительного периода перегонки из той же заграницы.

Ни по каким гражданским объектам российская армия ударов не наносит – нет необходимости. У нас есть все возможности для того, чтобы определить, что где находится, и при наличии современного высокоточного оружия большой дальности мы достигаем этих целей. В деталях я, конечно, узнаю, когда вернусь в Москву.

RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!