Большая пресс-конференция Путина 2019: вопрос №33 про бесплатное лечение детей

И.Иванченко: Уважаемый Владимир Владимирович!

Во-первых, крымчане ждут Вас на следующей неделе в Крыму, где, мы слышали, Вы откроете железнодорожную ветку Крымского моста.

В.Путин: Точно.

И.Иванченко: А вообще вопрос мой касается больных детей. Я отношусь к той части России, которая по утрам эсэмэсками вместе с остальными собирает деньги на лечение больным детям. Потому что невозможно смотреть эти телевизионные репортажи, они рвут душу и сердце, невозможно жить и дышать после этого.

Скажите, пожалуйста, а возможно ли сделать так, чтобы российских детей лечили и реабилитировали бесплатно, безо всяких условий и льгот? Спасибо.

В.Путин: Вы знаете, во-первых, у нас здравоохранение бесплатно, так же как и образование. Есть сегменты, где эту работу закрывает частная медицина. Поэтому мы и говорим о необходимости существенных изменений в первичном звене здравоохранения, в целом люди должны получать медицинскую помощь бесплатно. Это касается всех, в том числе и детей, и прежде всего детей. В подавляющем большинстве случаев так и происходит. Кстати говоря, я уже говорил об этом, у нас существенный прогресс в снижении детской смертности. Это один из способов решения как раз демографических проблем.

Я сейчас к Вам еще вернусь, на Ваш еще вопрос кое-что добавлю.

Вы упомянули о 1999 годе. Там, смотрите, что произошло, я уже говорил об этом много раз, и демографы это хорошо знают. У нас два таких крупных спада было в демографии. Вот это страшно сказать, но у нас был 1,1 общий совокупный показатель рождаемости в 1943–1944 годах и в 1999-м, как будто война была, почти одно и то же. Представляете, какой спад. Вот теперь за нами это катится все время. Каждые 20 лет немногочисленное поколение родившихся в эти годы вступает во взрослую жизнь, в детородный возраст, в репродуктивный возраст, но их по определению меньше просто, людей: и мужчин, и женщин.

Но мужчины детей не рожают, женщины рожают. Поэтому хочу сказать вам последние данные. У нас за предыдущие несколько лет число женщин с 20 до 29 лет уменьшилось на 4,5 миллиона человек. Это просто объективные факторы. Нам что нужно делать? Просто стремиться к тому, чтобы этот коэффициент рождаемости повышался за счет вторых, третьих рождений и так далее. Нужно создавать условия для людей с детьми, а у них не самые простые условия.

Если там вопросы будут, я еще готов буду на это ответить. Мы целую систему мер наметили и за первого ребенка, материнский капитал, расширили возможности используемого материнского капитала, внесли изменения в то, что касается получения пособия. Раньше у нас было полтора прожиточных минимума на члена семьи, тогда люди имели возможность на получение пособия, теперь мы расширили до двух прожиточных минимумов. Это резко увеличит количество получателей этой льготы. И там целый набор. Но все равно мы смотрим за тем, что можно делать дополнительно. Приняли решение, как вы знаете, по ипотеке. Если третий ребенок рождается, государство сразу 450 тысяч рублей дает для того, чтобы семья могла внести эти деньги в ипотеку.

Мы внесли часть регионов, которые раньше не подпадали под эту меру поддержки при рождении детей, [регионы] Урала и Сибири (отвечая на вопросы коллег из Сибири). Теперь и там люди могут получать эту дополнительную меру поддержки.

Но этих мер все равно недостаточно, нужно повышать уровень жизни людей на самом деле, по большому счету, добиваться роста уровня заработных плат и реальных доходов населения. От уровня экономики будет зависеть общее настроение людей, планирование семей и горизонтов планирования.

Конечно, мы должны добиваться того, чтобы к детям по-особому подходили и уделяли им особое внимание. Так и стараемся делать на самом деле. Сейчас по лекарствам, например, в отдельную категорию (чего раньше не было) вывели детские рецептуры и так далее. Но это не единственное, что делается.

Что касается благотворительной деятельности и того, что делается на наших ведущих каналах, обращений с призывами о помощи для конкретных детей. Эти призывы и передачи по этому поводу нельзя запретить. Помощь одному, двум детям тоже важна. Если мы спасаем жизнь хотя бы одного человека – это уже здорово, уже Господь вас отметит, когда предстанете перед ним, уже будет хорошо. Но они в общей картине, конечно, мало чего меняют. Здесь в целом нужно настраивать работу по детской медицине и выводить ее на более высокий уровень, это правда.

RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!