Большая пресс-конференция Путина 2019: вопрос №18 про Резервный Фонд и инфляцию

А.Христенко: Здравствуйте.

Александр Христенко, телеканал «Россия», ВГТРК.

Владимир Владимирович, наш Фонд национального благосостояния растет, там…

В.Путин: Слава богу.

А.Христенко: Там триллионы и в следующем году ожидается еще больше. Но наши руководители финансового блока, как всегда, спорят, в том числе в этом зале не так давно: все-таки копить или тратить? На Ваш взгляд, нужно ли больше тратить, в том числе для того, чтобы подстегнуть экономический рост? И в связи с этим опять же вопрос: почему мы так боимся инфляции?

Спасибо.

В.Путин: Начну с завершения Вашего вопроса. Мы не боимся инфляции, а мы считаем, что нужно ее таргетировать и уменьшать, потому что рост инфляции означает сокращение реальных доходов граждан. У нас и так здесь есть вопросы, требующие дополнительного внимания, мягко говоря. Поэтому что же нам инфляция?

Это повышение цен, а мы не хотим повышения цен. Это одно из фундаментальных макроэкономических условий, обеспечивающих экономический рост. Инфляционные ожидания подрывают инвестиционный процесс, вот в чем дело. Но у нас, хочу отметить, в этом смысле хорошие показатели.

Россия, безусловно, является одним из лидеров среди формирующихся рынков по поводу состояния финансовой и бюджетной системы. У нас в этом году, вот сейчас, последние данные – 3,25 инфляция, это очень хороший для нас показатель, а в начале следующего года мы вполне можем увидеть и три процента.

Что касается резервных фондов и Фонда национального благосостояния. Да, он действительно вырос практически в два раза сейчас, за этот год. Это очень хороший показатель.

Тратить или не тратить, следующий Ваш вопрос. Смотрите, 20 процентов из этого фонда, Фонда национального благосостояния, они так или иначе уже находятся в экономике с помощью разных инструментов, в том числе через ВЭБ. Из них, по-моему, восемь процентов потрачено на прямые крупные инфраструктурные проекты, например, ЦКАД в Москве профинансирован за счет Фонда национального благосостояния.

Осуществляются закупки подвижного состава для РЖД, это и для транспорта хорошо, и для поддержания рабочих мест и развития транспортного машиностроения. Наконец, деньги направлены на расшивку БАМа и Транссиба. И я знаю, что горняки сейчас высказывают опасения по поводу того, что там узкое горлышко создано, но если бы своевременно не были вложены те деньги, которые уже вложены в расшивку БАМа и Транссиба, было бы по-настоящему плохо.

Поэтому да, мы видим изменения на рынке угля, скажем, в Европе, нам нужно обеспечить развитие восточного полигона, и мы тоже в том числе, возможно, из Фонда национального благосостояния будем это делать.

Наконец, у нас принято было решение, в соответствии с которым мы заморозили траты из Фонда национального благосостояния, ФНБ, до того момента, когда он достигнет семь процентов ВВП. В принципе сейчас эти средства накоплены – 7,3 процента. Техника заключается в том, что на счета эти деньги придут только в середине следующего года, летом, и тогда можно будет приступить к более активному использованию этих денег.

Я хочу обратить ваше внимание на то, что у таких фондов есть еще, может быть, самое главное предназначение – это обеспечить стабильность национальной валюты. И фонд это делает. Это в известной степени подушка нашей безопасности.

Напомню, что в условиях острого международного кризиса в 2008 году мы выполнили практически все свои социальные обязательства, расходуя, несмотря на резкое падение дохода федерального бюджета, средства из накопленных резервов. Мы смогли это сделать благодаря наличию как раз вот этих резервных фондов. Поэтому самое простое – это как сеятель разбрасывать деньги налево и направо, не понимая, что будет завтра, если цены на энергоносители упадут. Мы этого делать не будем, но будем использовать эти средства в рамках тех решений, которые были приняты ранее.

RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!